Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Administrator
Автор - Administrator. Опубликовано в «Русская» Эстония, 06 августа 2017.
436 посещений 0 favoured

Портал «Slavia» продолжает публиковать материалы новой серии очерков о русской жизни в довоенной Эстонии. Предлагаем читателю выдержки из книги «Литературное турне 1938 года». Автор исследования – Антон Владимирович Бакунцев, уроженец Таллина, доцент кафедры теории и методики редактирования факультета журналистики Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова.  

Продолжение. Часть 6.

* * *

Глава 1

ДОЛГОЕ ПРИБЛИЖЕНИЕ

По свидетельству В.Н. Муромцевой-Буниной, Ян, как она называла мужа, «очень гордился, что его род происходит от литовца, приехавшего в Россию»48. Таким образом, с историко-биографической точки зрения Прибалтийский край был Бунину не совсем чужд. Однако — по крайней мере до эмиграции — писатель не проявлял заметного интереса к своей «исторической родине». В «царское время» он видел ее лишь из окна вагона, следуя из Петербурга в Европу. А когда этому времени пришел конец, Бунину было уже не до Прибалтики: революция вынудила его уехать — сначала на юг, в Одессу, подальше от мятежного «демоса», от большевиков, с которыми он не мог и не хотел «дышать одним воздухом»49, а потом и вовсе — на чужбину. И только сделавшись эмигрантом, Бунин нашел наконец возможность посетить бывшие прибалтийские окраины Российской империи, которые в 1918 году провозгласили себя независимыми европейскими государствами: Литвой, Латвией и Эстонией.

Здание старой университетской библиотеки (ныне — музей Тартуского университета). 1900–1910-е гг.Открытка  

Однако для того чтобы осуществить этот замысел, ему понадобилось почти два десятилетия.

Творческие связи

«Приближение» писателя к Прибалтике началось с возникновения и развития творческих связей — главным образом с местными русскими периодическими изданиями. В 1920–30-х годах бунинские стихи, рассказы, публицистические статьи, мемуарные

очерки, ответы на вопросы разнообразных анкет то и дело появлялись на страницах газет «Эхо» (Каунас), «Слово», «Сегодня», «Газета для всех» (Рига), «Либавское русское слово» (Лиепая), «Последние известия» (Таллин), «Старый Нарвский листок» (Нарва); в журналах «Перезвоны», «Литература и жизнь», «Для вас» (Рига), «Эмигрант» (Таллин), в альманахе «Новь» (Таллин). Большей частью это были перепечатки из эмигрантской периодики Парижа, Берлина, Праги, Гельсингфорса. И только несколько произведений были присланы писателем в рижские

«Перезвоны» и «Сегодня» для первоначальной публикации50. В обоих изданиях он числился постоянным сотрудником, однако это была чистая условность: Бунин писал для них крайне редко и неохотно — главным образом по причине низких гонораров51.

По словам тартуских филологов С.Г. Исакова и М. Ребане, к Бунину (по-видимому, после присуждения ему Нобелевской премии) обращалась с предложением о сотрудничестве и редакция таллинского журнала «Ээсти ноорус». В ответ писатель прислал свою фотографию с приветственной надписью52. Бунинские фотографии с автографом в середине 1930-х годов получили также газеты «Сегодня» и «Русский курьер» (Таллин), альманах «Новь».

Кроме того, Бунин переписывался и с некоторыми русскими литераторами, художниками, общественными деятелями, жившими в Литве, Латвии, Эстонии. Его корреспондентами были: известный критик П.М. Пильский, сотрудничавший в рижской газете «Сегодня»; молодой писатель Л.Ф. Зуров, которого в 1929 году Бунин уговорил перебраться из Риги в Париж; художник М.В. Добужинский, переехавший в 1924 году из советской России в Литву; директор каунасской Русской гимназии А.И. Тыминский; поэтессы М.В. Карамзина, жившая с семьей в шахтерском поселке Кивиыли на северо-западе Эстонии, и В.В. Шмидт — тогда еще студентка Тартуского университета (с обеими лично Бунин познакомился лишь в мае 1938 года, в Тарту, в ходе своего турне) и др.

В Парижском архиве Бунина сохранился и ряд писем от совершенно незнакомых ему частных лиц и организаций из Прибалтики53. Эти письма в основном датированы 1933 годом: поводом для их написания и присылки, как можно догадаться, послужила Нобелевская премия. И немудрено: решение Шведской академии вызвало в русских диаспорах стран Балтии всеобщее ликование.

  Тарту. Университет (главное здание). 1930-е гг. (?). Открытка

Повсеместно — в Каунасе, Риге, Таллине, Нарве — прошли заочные чествования новоизбранного нобелевского лауреата и вечера, посвященные его творчеству. Причем в Риге «торжественный акт имени Бунина», как он был назван в газетных анонсах, состоялся именно в тот час, когда в Стокгольме писателю вручали премию. Своеобразной изюминкой этого акта, в котором участвовали видные представители местного русского бомонда и литературно-артистических кругов, была прямая радиотрансляция нобелевской церемонии из Стокгольмского концертного зала54, так что все пришедшие в тот вечер в рижский Дом Черноголовых стали как бы свидетелями бунинского триумфа.

А творческий вечер в честь нобелевского лауреата в Пушкинском доме, основанном при Русской гимназии в Каунасе, стал импульсом к созданию русской труппы во «временной столице» Литвы.

Надо ли говорить, что в течение двух месяцев — с 10 ноября до конца декабря 1933 года — главной темой для русской печати Прибалтики было присуждение Бунину Нобелевской премии. Больше всего материалов (свыше 60 заметок, корреспонденций, отчетов, объявлений, анонсов, интервью) на эту тему напечатали «Сегодня» и ее «дочернее» издание «Сегодня вечером». Но соответствующие публикации были также в газетах «Эхо», «Литовский голос», «Литовский курьер» (Каунас), «Завтра» (Рига), «Наш Двинский голос» (Даугавпилс), «Вести дня» (Таллин), «Старый Нарвский листок», в еженедельнике «Для вас», в альманахе «Новь».

Продолжение следует...

Примечания и ссылки

Аббревиатуры

ДРЗ — Дом русского зарубежья имени А. Солженицына (Москва)
ЛАЛИ — Литовский архив литературы и искусства (Вильнюс)
ЛГИА — Латвийский государственный исторический архив (Рига)
НИОР РГБ — Научно-исследовательский отдел рукописей Российской государственной библиотеки (Москва)
ОПМК — Окружной педагогический музей Каунаса
ОР БЛАН — Отдел рукописей Библиотеки Литовской академии наук (Вильнюс)
ОР ИМЛИ — Отдел рукописей Института мировой литературы имени М. Горького Российской академии наук (Москва)
РАЛ — Русский архив Лидсского университета (Лидс, Великобритания)
РГАЛИ — Российский государственный архив литературы и искусства (Москва)
ЦГАЛ — Центральный государственный архив Литвы (Вильнюс)
ЭГА — Эстонский государственный архив (Таллин)

От автора

48. Муромцева-Бунина В.Н. Жизнь Бунина. Беседы с памятью / вступ. ст., коммент. А.К. Бабореко. М., 2007. С. 287. Приведенные слова В.Н. Муромцевой-Буниной противоречат тому, что в начале ХХ века Бунин утверждал письменно, ссылаясь на VI книгу «Гербовника российских дворянских родов», а именно: что его предок — Симеон Бунковский — был выходцем из Польши. См. по этому поводу бунинские письма к А.Н. Сальникову от 2 марта 1901 г. (Бунин И.А. Письма 1885–1904 годов / под общ. ред. О.Н. Михайлова. М., 2003. С. 360) и к С.А. Венгерову от 17 апреля 1915 г. (Бунин И.А. Собр. соч. : в 8 т. М., 2000. Т. 7. С. 525). Между тем версия польского или литовского происхождения рода Буниных сегодня некоторыми биографами писателя ставится под сомнение. Так, воронежский буниновед Ю.Д. Гончаров в своем обширном очерке «Предки Бунина» весьма убедительно, опираясь на архивные материалы, а также на труды академика С.Б. Веселовского, В.И. Даля и др., доказывает чисто русское происхождение Бунина, отрицая при этом само существование легендарного бунинского «пращура» — Симеона Бунковского (см.: Гончаров Ю.Д. Вспоминая Паустовского. Предки Бунина. Воронеж, 1972. С. 79–179). Ю.Д. Гончаров полагает, что и «фамилия Буниных возникла тем же простым и естественным путем, каким возникли почти все русские фамилии: образовавшись из прозвища. Место действия Буниных XV–XVI вв. — центральные области России, Орловский, Рязанский, Тамбовский края. В говоре этих областей распространены слова: бунить — что значит бурчать, гудеть, издавать гул, рев; и буня — так зовется спесивый, чванный человек» (Там же. С. 103). Тем не менее вопрос о происхождении Бунина остается открытым.

49. См.: Устами Буниных… Т. 1. С. 143.

50. В «Перезвонах» (1925–1928) Бунин опубликовал три прежде никогда не печатавшихся рассказа: «Мордовский сарафан» (1925. № 2. С. 30–34), «Поруганный Спас» (1926. № 20. С. 616–617), «Подснежник» (1926. № 27. С. 859–862). Аналогичный «вклад» Бунина в «Сегодня» (1919–1940) был гораздо более существенным: с 1921 по 1936 г. писатель предоставил газете 15 оригинальных текстов. Подробнее об этом см.: Бакунцев А.В. «Почему я вообще мало печатаюсь у Вас?..»: К истории сотрудничества И.А. Бунина в рижской газете «Сегодня» (1921–1933) // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 10. Журналистика. 2009. № 3. С. 145–155.

51. Бунин хотел, чтобы «Перезвоны» и «Сегодня» платили ему минимум по два франка за строку, тогда как обычный гонорар в этих изданиях составлял менее одного франка за строчку. См. об этом: Письма И.А. Бунина к Б.К. и В.А. Зайцевым / публ. и предисл. А. Звеерса // Новый журнал (Нью-Йорк). 1978. № 132. С. 178–182; Письма Б.К. Зайцева к И.А.и В.Н. Буниным / публ. М. Грин // Там же. 1980. № 139. С. 164–167; Бакунцев А. И.А. Бунин и газета «Сегодня»: переписка 1927–1936 годов // Там же. 2009. № 257. С. 207–218; Абызов Ю., Равдин Б., Флейшман Л. Русская печать в Риге… Кн. 1. С. 106–107.

52. См.: Исаков С., Ребане М. И.А. Бунин в Эстонии… С. 4.

53. См.: Heywood A.Y. Catalogue of the I.A. Bunin, V.N. Bunina, L.F. Zurov and E.M. Lopatina collections / edited by Richard D. Davies, with the assistance of Daniel Riniker. Leeds, 2000.

54. См.: Ор[ечкин] Бор. Вчерашний акт в честь Бунина в Риге // Сегодня (Рига). 1933. 11 дек. № 342. С. 4.

Все материалы рубрики «Русская Эстония» здесь.

© «Славия»


Administrator

Author: Administrator

7329 0 0
...

Добавить комментарий


Powered by CjBlog

Читайте также:

вход на сайт