User Rating: 4 / 5

Star ActiveStar ActiveStar ActiveStar ActiveStar Inactive
 

Перед Вами – первая публикация новой серии материалов о жизни русских Эстонии между двумя мировыми войнами. Это – очерк поэта и литературоведа Юрия Шумакова «Колокола мне шлют привет. (Из воспоминаний)». Текст был посвящен столетию со дня основания Пюхтицкого Успенского Ставропигиального женского монастыря.

Автор подарил мне эту скромную брошюрку.  На первом листе он написал: «Я надеюсь, дорогой Дмитрий Кириллович, эта книжица напомнит Вам о моих рассказах о Пюхтицах. Автор очерка Юрий Шумаков.  А не побывать ли совместно в обители? Ю.Д.» К сожалению, нашей поездке не суждено было сбыться – Юрий Шумаков вскоре скончался.  Но, к счастью, я успел (начало 90-х) записать его воспоминания на магнитофон и передать их в эфир Русской редакции Эстонского радио (ныне – проправительственное русофобское Радио 4).

Тех записей уже нет, а потому позволю себе пригласить читателей портала SLAVIA.EE в путешествие не только в Пюхтицы, но и по русской истории  довоенной Эстонии (до 1939 года, когда началась Вторая мировая война) Эстонии. В гиды предлагаю самого Юрия Шумакова и его очерк.

В добрый путь!     

Колокола мне шлют привет. Юрий Шумаков

Часть 1.

Северная Эстония, Куртнаская гряда озер. Их около сотни. Прозрачные и довольно глубокие, они голубеют, отражая небосвод. Дорога то словно взбирается вверх, то опять ниспадает. Над зеленеющими чащами и перелесками уже издали виднеются на холме Куремяэ (Журавлиная гора) купола собора. По мере приближения к ним путника, купола то вздымаются, то исчезают, пока взору не откроется вид на монастырь с его почти декоративными башнями и стенами. С паперти собора пришельца пленяют ширящиеся дали в дымке лесов.    

С  детских лет автор этого очерка бывал с родителями и в знаменитом Псково-Печорском монастыре, поражающем  воображение своей древностью и необычайным местоположением: не на горе, не у моря, озера или реки, как большинство русских обителей, а в кратерообразной низине.    

Здесь все дышало русской стариной, историей: могучие стены, сумрачный, выкопанный в скале собор, пещеры. Сколько одних бояр Пушкиных нашли в монастыре последнее упокоение!

На фоне надвратного храма Николы Ратного виделся мне воевода князь Андрей Курбский, который по пути в Литву останавливался в монастыре у своего друга – игумена Корнилия.

У великолепной звонницы  псковского стиля чудился мне гневный облик Ивана Грозного, обуреваемого призраками крамолы.

Совсем иные образы возникали в душе, когда я навещал Пюхтицкий монастырь. Пленяла тишина, смиренная неброскост ь лесной обители.  

Давным-давно монастырские старцы поведали мне о том, что в начале нашего века эти святые места посетил Иоанн Кронштадский. Он, по преданию, вымолвил: «Немало по лицу земли Русской и славных храмов и монастырей. Многие из них будут до основания сметены нечестивыми, этой же обители суждено долголетие и благоукрашение».

С самого начала его основания Пюхтицкий монастырь посещали многие видные деятели России. Даже на моей памяти приезжал из Парижа известный литературовед, профессор В.В.Зеньковский, автор книги «Гоголь – пророк русской революции». Василию Васильевичу был особенно по сердцу домовой Сергиевский храм, его кипарисовый иконостас, художественные вышивки на аналое, выполненные вдовой основателя монастыря князя С.В.Шаховского Елизаветой Дмитриевной.

В Пюхтицах (так старожилы склоняли это слово) побывал известный богослов отец Сергий Четвериков…

Приезжал сюда и П.А.Зандер, проникновенный комментатор трудов

С.Н.Булгакова. Пребывание этих видных деятелей православия было связано с проводившимся в монастыре съездом Русского Студенческого христианского движения летом 1930 года. Хором движенцев руководил И.А.Лаговский. На съезде выступал также Л.Липеровский и многие другие.    

Учась на юридическом факультете Тартуского университета, я был свидетелем того, что многие выдающиеся юристы навещали обитель. Среди них назову в первую очередь бывшего ректора Санкт-Петербургского университета, участника Выборгского воззвания, профессора Д.Д.Гримма, читавшего в те годы в Тарту догму римского права, а также профессора И.М.Тютрюмова. Приезжал в Пюхтицы также их коллега, любимый ученик Тугана-Барановского профессор М.А.Курчинский. Бывал в обители и сын писателя П.И.Мельникова-Печерского Алексей Павлович – он читал в Тарту курс криминалистики.     

В середине тридцатых годов в Эстонии выступал с лекциями известный историк профессор А.А.Кизеветтер, приезжавший из Праги. Говоря о русских святынях в Эстонии, профессор упомянул и Псково-Печорский, и Пюхтицкий монастыри.

Несколько позднее в Тарту приезжал из Парижа знаменитый русский философ Н.А.Бердяев, выступавший с чтением лекций в Прибалтике . Знакомый с моим отцом по Петербургу, Николай Александрович останавливается в Тарту у нас. Бердяеву я преподнес книгу своих стихотворений «Третья встреча». За ужином наш гость рассказывал о том, что состоит в переписке с Е.Д.Шаховской, живущей подле Пюхтицкого монастыря.

Продолжение следует... 

© «Славия»

Add comment

 


Security code
Refresh

Читайте также:

Вход на сайт