User Rating: 3 / 5

Star ActiveStar ActiveStar ActiveStar InactiveStar Inactive
 

Колокола мне шлют привет. Юрий Шумаков. Продолжение

Часть 9 (Начало здесь - Часть 1, Часть 2, Часть 3, Часть 4, Часть 5, Часть 6, Часть 7, Часть 8)

Игорь Васильевич – неутомимый ходок, вставая на рассвете, шел неспешным шагом к монастырю и вновь, немного передохнув, пускался вскоре в обратный путь. Так в течение дня он вышагивал 60 верст.

Стихи, посвященные Пюхтицам, пронизаны скорбью, сокрушениями измученного искусами жизни человека. Поэт клянет заблуждения своей юности в трагическом стихотворении «Соблазны влаги». Заключительный аккорд последней строки «иду к обители сестер» свидетельствует о попытках найти выход из мучающих его противоречий.

Из эстонских озер, кроме упомянутого Ульясте, поэт нередко воспевает Ряэк и Лийв, но чаще всего повествует о соседствующем с монастырем озере Конзо.    

 

На озере Конзо, большом и красивом,
Я в лодке вплываю в расплавленный зной.
За полем вдали монастырь нал обрывом,
И с берега солнечной пахнет сосной.

Безлюдье вокруг, все объято покоем,
Болото и поле. Леса и вода.
Стрекозы лазурным проносятся роем.
И ночи – как миги. И дни – как года.

К столбам подплываю, что вбиты издревле
В песчаное, гравием крытое дно.
Привязываюсь и мечтательно внемлю
Тому, что удильщику только дано:

Громадные окуни в столбики лбами
Стучат, любопытные, лодку тряся,
И шейку от рака хватают губами:
Вот всосан кусочек, а вот уж и вся.

Прозрачна вода. Я отчетливо вижу,
Как, шейку всосав, окунь хочет уйти.
Но быстрой подсечкой, склоняясь все ниже,    
Его останавливаю на пути.

И взвертится окунь большими кругами,
Под лодку бросаясь, весь – пыл и борьба.
Победу почувствовавшими руками
Я к борту его, и он штиль всколебал…

Он-в лодке. Он бьется. Глаза в изумленьи,
Рот судорожно раскрывается: он
Все ищет воды. В золотом отдаленьи
Укором церковным тревожится звон…

И солнце садится. И веет прохлада.
И плещется рыбой вечерней вода.
И липы зовут монастырского сада,
Где ночи  - как миги, и дни – как года…  

 

Стихотворения о Куремяэ рассеяны по страницам «Классических роз». Однако в сборнике есть и раздел «На колокола», написанный в 1927 году и целиком посвященный монастырю. Автор чуть ли не топографически точен. В стихотворении, носящем название цикла, предстает перед нами Пюхтицкий Успенский женский монастырь. Таков он и сегодня:

 

Ко всенощной зовут колокола,
Когда, в путь вышедшие на рассвете,
Мы различаем в далях монастырь.

Окончен лес, и пыльная бела
В полях дорога к церкви, где на третьей
Версте гора, вокруг которой ширь.

Там за полями, на горе собор
В лучах печалящегося заката,
И не печальнее ли купола.

Нам, проозеренный оставив бор,
Где встретилась с утра одна лишь хата,
Идти на нежные колокола.

У башенки зубчатого кремля,
Воздвигнутой над позаросшим скатом,
Свернув с пути, через калитку мы
Вступаем в монастырь. Его земля
Озарена печалящим закатом
И в воздухе сгущенье белой тьмы.

Монашенки бесшумны и черны.
Прозрачны взоры. Восковые лики.
Куда земные дели вы сердца?

Обету – в скорби данному – верны,
Как вы в крови своей смирили клики?
Куда соблазн убрали из лица?
Иль, может быть, покойницы на вид,
Иных живых вы, девушки, живее,
И молодость повсюду молода?      

И в ночь, когда сирень зашевелит
Свой аромат и вас весной овеет,
Не ищите ли повод для стыда?..  

 

Продолжение следует... 

(Начало здесь - Часть 1, Часть 2, Часть 3, Часть 4, Часть 5, Часть 6, Часть 7, Часть 8)
Справка:  Конзо– озеро, расположенное в трех километрах от Пюхтиц. На эстонском языке – имеет различные названия, основное – Konsu järv (https://et.wikipedia.org/wiki/Konsu_j%C3%A4rv)

Анонс! В следующей, 10-й части, рассказ пойдет об отношении Игоря Северянина к православным храмам Таллина.

© «Славия»

Add comment

 


Security code
Refresh

Читайте также:

Вход на сайт