Star InactiveStar InactiveStar InactiveStar InactiveStar Inactive
 

Композитор Галина Григорьева накануне премьеры своего произведения. Фото автораПярнуский международный фестиваль имени Давида Ойстраха и в этом году собрал необыкновенно талантливых музыкантов и певцов, которые подарили публике как свой талант, так и часть своей души. Замечательная особенность этого фестиваля еще и в том, что он дает возможность услышать совершенно новые произведения. Композитор Галина ГРИГОРЬЕВА, теперяшняя жительница Таллинна, рассказала о своем участии в фестивале Давида Ойстраха накануне премьеры ее произведения в церкви св.Элизабет.

- Вы представляете на суд публики премьерное произведение. Расскажите, как возникла идея его написания, с каким настроением шла творческая работа, кто будет исполнять?

- Это произведение писалось несколько лет и в таком объеме, как получилось, оно не задумывалось. Три года назад я получила заказ для ирландского квартета RTE Vanbrugh Quartet на написание произведения определенного объема, а вот тема - на мое усмотрение. Заказ был выполнен, состоялась премьера, но знаете, как бывает, что-то одно тянет за собой другое, и вот после премьеры поступило предложение написать еще что-нибудь для квартета, раз так удачно сложилась совместная работа. Это замечательный коллектив, и мне хотелось продолжить с ним совместное творчество, тем более, что на следующий год появилась прекрасная певица Патрисия Розарио. Когда второе произведение было готово, я почувствовала, как оно удивительным образом связано с предыдущей частью, то есть что оба произведения реально могут исполняться совместно, что и было сделано в прошлом году, и очень удачно. Тогда возникло предложение – написать еще что-нибудь для квартета, но теперь динамичное и быстрое Это было для меня неожиданным, но я обещала подумать. Появилась идея, которая объединила все три части. И вот сейчас состоится премьера первой части, а вторая и третья уже звучали, то есть наоборот. Между прочим, это очень сложная задача раскручивать от обратного, от конца к началу. Задача была решена, и хотя сегодня премьера на фестивале Давида Ойстраха, но все же я не очень волнуюсь, потому что две недели назад состоялась премьера этого моего произведения, в Ирландии на фестивале камерной музыки.

- Что это был за фестиваль - ваши впечатления о нем?

- Этот совершенно замечательный фестиваль, совместный проект с фестивалем Давида Ойстраха, проходил в городе Бантре на западе Ирландии. Его интересная особенность в том, что он проводится в средневековом замке, в котором и сейчас живут хозяева, то есть это не просто музейное помещение, а живая среда – живая утварь, живые картины предков тех, кто обитает в замке сейчас. Можете себе представить, какая возникает атмосфера, когда в библиотеке этой семьи проходят роскошные концерты с роскошной публикой. Надо сказать, что в самой библиотеке довольно много мест, но тем не менее их не хватает, и тогда весь коридор и вся лестница до второго этажа заполняются стульями. Так было и на концертах, где мы участвовали с Алларом Каазиком, который представлял эстонскую музыку, – у него там был сольный вечер с Антти Сийрала. Можете себе представить, насколько потрясающа и любознательна ирландская публика, если в 11 часов вечера зал был заполнен до отказа. Нам был оказан теплый прием. Наша музыка была на высоте - исполнялись произведения Моцарта, Шуберта, композиторов разных стилей и времен.

- Раз все три части вашего произведения объединяет некая идея, то это должно отразиться и в названии. Как вы назвали свое музыкальное детище?

- Все произведение называется «К вечности». Первая часть – «Бесконечное движение», вторая – «Бесконечный канон», третья – «Ария». Причем если произведение исполняется целиком, то ключевой смысл заключен в третьей части. Потому что первая часть – это движение человека в нашем материальном мире, его тщетная попытка найти точку опоры в этом сложном мире, и именно невозможность ее нахождения я попыталась отразить в музыке, а вторая часть – это бесконечный канон, когда четыре инструмента перекликаются друг с другом, создают единую красочную картину и в то же время являются частной репликой, частной молитвой, как бы имитируя речь на одном звуке. Звук подхватывается одним, потом другим инструментом. Создается ощущение, что вы словно в церкви, где молится один человек, но рядом с ним молится другой, третий. Я хотела показать именно это единение, соборность, созвучность - гармонию, когда все люди, думающие о своем, вдруг превращаются в единую общность. Третья часть выпадает из этого квартета, потому что написана для сопрано на стихи замечательной поэтессы Серебряного века, незаслуженно забытой, не очень популярной Елизаветы Кузьминой-Караваевой, у которой была трагическая, но интересная судьба. Она всю жизнь искала свою точку опоры, смысл бытия. После революции эмигрировала во Францию, а в 30-40-е годы спасала евреев. Приняла сан монахини, а закончила жизнь в немецком концлагере, где, как гласит легенда, назвалась именем одной девушки и, подменив ее собой, тем самым спасла ей жизнь. Последняя строчка третьей части моего произведения звучит: «И было имя мне Елизавета». На первый взгляд незначащая фраза, но на самом деле она имеет сакральный смысл, потому что Елизавета в переводе с древнееврейского языка означает «всю жизнь свою посвящаю Богу». В этой последней строчке смысл всего произведения.

- К Богу каждый обращается, будучи внутренне одиноким. А что есть одиночество для композитора?

- Когда непосредственно занимаешься творчеством, одиночество крайне необходимо. Я знала одного композитора, который писал музыку и в это же время смотрел телевизор. Мне, например, необходима полная концентрация внимания, погружение в материал. Если не думаешь, что ты самый великий и талантливый, а доверяешь идее, которая приходит, то это необходимо, и это нелегко. Это же не прикладное искусство. Впрочем, даже вырезающий ложки человек, если он художник, сделает так, что одна не будет похожа на другую. Композитору нужно откуда-то брать идеи. Опыт - одно, профессионализм - другое, но в принципе каждое произведение имеет индивидуальную идею и замысел. Почитайте биографии великих композиторов – всем была необходима максимальная концентрация. Потому что, я бы сказала, иногда идет творческая борьба. Часто бывает, ты задумываешь одно, а получается другое. Как говорил Стравинский, самое трудное отказаться от своей идеи. Когда находишь, то находишь только импульс, который потом должен развиваться. Это как воспитание ребенка. Ты можешь ребенку навязать все, пить, к примеру, молоко, которое он ненавидит, но любящие родители будут присматриваться к внутреннему миру своего дитяти, будут с ним считаться, и самые мудрые родители те, которые в ущерб своему пониманию мира идут навстречу ребенку, даже если им что-то не нравится. Это высшая форма понимания и доброжелательности. И вот абсолютно тот же процесс и с материалом. Материал – это ребенок. Ты целостно должен представить себе форму. Иногда сегодня придумал одно и это кажется хорошо, а завтра утром понимаешь, что это плохо, а почему, не можешь объяснить. Это и есть интуиция. Вроде бы все замечательно, а начинаешь на следующий день выбрасывать огромные куски. Творчество - это мучительный и беспощадный процесс. Надо жертвовать собой, временем, силами. Но если художник одинок вообще, то значит, у него психологические проблемы. Вот, например, самое большое счастье иметь друзей среди исполнителей, которые не просто берут твои ноты, исполняют произведение, а потом забывают. Это счастье иметь такого друга, как художественный руководитель фестиваля Давида Ойстраха и замечательный виолончелист Аллар Каазик, который бывает не просто влюблен в произведение, а вкладывает в него свою душу. Это может только твой друг и соратник. Я считаю, что в жизни человека самое главное - это друзья и семья. Все остальное важно, но не настолько. Самое главное призвание – любить себе подобного.

- Ваша семья – это ваш надежный тыл?

- Я в это свято верю. Как в каждой семье, бывают у нас и солнечные дни, и не совсем. Я тоже живу проблемами и сына, и мужа. Это, конечно, отнимает время, но если я этого не буду делать, то и они тоже не будут делать это ради меня. Вот сейчас я провожу прекрасные пять дней в Пярну, имею возможность посещать концерты, наслаждаться природой, отдыхать, что редко бывает. Эту возможность предоставила мне моя семья.

- А как ваш сын относится к вашему творчеству?

- Мой сын скрипач, он уважает мой труд, хотя больше увлекается роком и спрашивает, почему я не пишу такую музыку. А вообще у него период всеядности. Я даю ему возможность развиваться как он хочет. У нас большой дом, но иногда из соседней комнаты я слышу звуки, которые мне и не хочется иногда слышать. Я удивляюсь, когда реквием Моцарта сменяет тяжелый рок, потом звучат песни Утесова, потом джазовая группа, потом скрипичный концерт Сибелиуса. На самом деле, это и есть поиск. Запретить невозможно. Вообще сейчас трудно сказать, что есть современная музыка.Это поразительно, но самое сложное - это выбор. Мне кажется, что сейчас в музыке самое важное остаться верным самому себе, суметь не пойти на поводу у моды. Если человек нашел самого себя – это самое ценное.

- Но ведь и публика тоже стоит перед выбором. Ваша музыка требует какой-то подготовки?

- Я не могу сказать наверняка. Не хочу себя хвалить, но я сама была поражена, когда в Ирландии ко мне подошел замечательный скрипач Вадим Гусман и сказал: «Галя, я никогда не видел, чтобы от современной музыки плакали, я потрясен реакцией публики на твои произведения». И знаете, я же не готовила ирландскую публику, для меня это была высшего рода похвала, да еще от такого скрипача, который в этот момент не музыкант, а слушатель. Это не была воспитанная в консерваториях публика, а сытая, в бриллиантах, купившая билет за 100 евро.

Если говорить о пярнуском фестивале как таковом, то разве этот фестиваль не есть подготовка публики. Я удивляюсь возникающим разговорам, нужен ли фестиваль, ведь он не просто несет информацию, он несет особый дух.

Статья на сайте газеты "Молодежь Эстонии"

Add comment

 


Security code
Refresh

Вход на сайт