Foto: Sergei Stepanov
Foto: Sergei Stepanov

"По тому, что полиция не говорит общественности, кого именно она ищет, можно судить, что у нее ничего нет. Практика показывает — если сотрудники полиции отвечают только в духе "когда будет можно, мы вас информируем", значит, им попросту нечего сказать", — поделился с Delfi человек, имеющий опыт расследования преступлений, подобных убийству 9-летней нарвитянки Варвары Ивановой.

"Полиции, скорее, выгодно рассказать общественности, кого — в смысле какой, так сказать, психологический портрет — она ищет, чем скрывать. Как это спугнет убийцу? Он что, не знает, что убийца? Знает. И он не будет жить все время в лесу. Зато, зная, кого ищут, люди станут присматриваться куда внимательнее. Ведь известно, что в случае убийств на сексуальной почве даже жена начинает в какой-то момент подозревать мужа, если в курсе, на какие вещи надо обращать внимание", — продолжил источник.

По его словам, сотрудники правоохранительных органов зачастую ссылаются на то, что потом подозреваемый будет настаивать, что он прочитал о таких-то и таких-то деталях в СМИ, поэтому и дал такие показания. "Но это вопрос тактики допроса подозреваемого — как можно его вывести на чистую воду", — констатировал источник.

"Вопрос в том, отработан ли по горячим следам жилмассив"

Источник рассказал: "База доказательств строится в Эстонии либо на прямых показаниях потерпевших, либо на материалах прослушки (возьмем дело собственника "Мерко", его телефон прослушивали аж два года) и на всевозможных экспертизах — биологических, технических. В данном случае, мне кажется, этого мало. Необходимо составить психологический портрет и исходя из него искать убийцу.

Это не будет психологический портрет, составленный на листе бумаги. Просто те, кто расследуют преступление, должны понимать, кого ищут. Основываясь на этом понимании, надо опрашивать жителей Нарвы, известен ли им в их доме, дворе, на их улице такой тип.

Сейчас в Нарве вопрос в том, отработан ли по горячим следам жилмассив. Надо не задавать вопрос, не видели ли вы, как мужчина затаскивает девочку в машину или уводит ее, а опрашивать жильцов поквартирно — о тех лицах, которые проживают рядом, за стеной. Я предполагаю, что этого в должной мере не сделали.

Хотя и сегодня еще не поздно, мне кажется, в первые дни надо было привлечь больше квалифицированных сотрудников полиции и составить правильный вопросник для них, чтобы спрашивали немножко шире. Если человек не видел подозрительного дядьку, это не значит, что он не знает, кто мог совершить это злодеяние.

Мы живем в открытом обществе, люди часто меняют место жительства, то есть через год уже будет поздно идти по этим следам и допытываться, кто здесь год назад жил".

Ключ — в изучении мирового опыта

Как отметил источник, мировой опыт показывает, что местом такого преступления может быть подвал, гараж, заброшенное помещение. Маловероятно, что преступник делал все это в квартире, а потом вынес завернутое тело на улицу. "Обычно в таких случаях труп расчленяют, как это сделал в 2000 году "коплиский мясник" Василий Савка, убивший жену, тещу,приемного сына и расчленивший их тела", — напомнил источник.

Каким видит убийцу Вари он? "Нужно изучать опять-таки мировой опыт. О т.н.сексуальных маньяках достаточно много написано, можно это использовать. Это обычно замкнутые, неуверенные в себе мужчины, импотенты, которые не могут реализовать себя со взрослыми женщинами, зачастую всеми презираемые, что и взращивает в них озлобленность. Самый известный советский серийный убийца Чикатило был некрофилом. Одной из причин, почему он встал на такой путь, считают то, что он узнал от родителей — его старшего брата во время голода на Украине съели".


Add comment

 


Security code
Refresh

Читайте также:

Вход на сайт