Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
Автор - Administrator. Опубликовано в Персона, 22 ноября 2018.
33 посещений 0 favoured

В стенах Петропавловской крепости отбывали наказание известные люди: писатели, декабристы, народовольцы. «Культура.РФ» рассказывает, как в тюрьму попал Александр Радищев, в каком каземате Николай Чернышевский написал роман «Что делать?» и за что в «русскую Бастилию» попали Федор Достоевский и Максим Горький.

«Бунтовщик похуже Пугачева» Александр Радищев

Главное сочинение Александра Радищева с критикой крепостного права, церкви и самодержавия, «Путешествие из Петербурга в Москву», чуть не привело его к смертной казни. Прочитав книгу, императрица Екатерина II назвала Радищева «бунтовщиком похуже Пугачева». По делу писателя завели следствие, которым руководил один из самых жестоких сыщиков империи — тайный советник Степан Шешковский. 30 июня 1790 года Радищева заключили в Петропавловскую крепость.


Каждый день писателя допрашивали, морили голодом, принуждали выдать сообщников. Суд приговорил его к смертной казни. В ожидании исполнения приговора Радищев месяц пробыл в каземате, где написал несколько эссе и завещание детям.

Свершилось! Если завещание сие, о возлюбленные мои, возможет до вас дойти, то приникните душею вашею в словеса несчастного вашего отца и друга и внемлите.

Помните, друзья души моей, помните всечасно, что есть бог, и что мы ни единаго шага, ниже единыя мысли совершить не можем не под его всесильною рукою. Помните, что он правосуден и милосерд, что доброе дело без награды не оставляет, как и без наказания худое. И так всякое дело начинайте, призвав его к себе в помощь, и прибегайте к нему теплыми молитвами. О, коликое утешение в нем обрящете!
Из завещания детям от 25 июля 1790 года

4 сентября указом государыни по случаю мира со Швецией приговор Радищеву заменили ссылкой в Сибирь на 10 лет с лишением его чинов и дворянства. Александр Радищев вернулся в Санкт-Петербург только при Павле I.

Социалист Федор Достоевский

В середине XIX века молодой писатель Федор Достоевский поддерживал идеи социализма. В 1847 году он примкнул к кружку Михаила Петрашевского, в котором обсуждались свобода книгопечатания, судебные реформы, произвол чиновников и освобождение крестьян.

Роковым для писателя стало запрещенное письмо критика Виссариона Белинского к писателю Николаю Гоголю. За его распространение Достоевского и других членов кружка в конце апреля 1849 года арестовали. Суд признал писателя «одним из важнейших преступников за недонесение о распространении преступного о религии и правительстве письма литератора Белинского» и приговорил к расстрелу. Восемь месяцев он провел в Петропавловской крепости.

На допросах многие петрашевцы раскаялись, и им смягчили приговор. Правда, узнали они об этом на самом «расстреле». «Объявить о помиловании лишь в ту минуту, когда все будет готово к исполнению казни» — так распорядился сам император Николай I. Инсценировка казни на Семеновском плацу стала одной из самых известных и жестоких в истории. Петрашевского отправили на бессрочную каторгу, а Достоевского — на четырехлетнюю в Омск. События этого тяжелого периода жизни писатель отразил в повести «Записки из Мертвого дома». В 1856 году, после коронации Александра II, Федора Достоевского амнистировали.

«Монстров» и «мошенников» между нами, петрашевцами, не было ни одного (из стоявших ли на эшафоте, или из тех, которые остались нетронутыми, — это все равно). Не думаю, чтобы кто-нибудь стал опровергать это заявление мое. Что были из нас люди образованные — против этого, как я уже заметил, тоже, вероятно, не будут спорить. Но бороться с известным циклом идей и понятий, тогда сильно укоренившихся в юном обществе, из нас, без сомнения, еще мало кто мог. Мы заражены были идеями тогдашнего теоретического социализма. Политического социализма тогда еще не существовало в Европе, и европейские коноводы социалистов даже отвергали его.
Из дневника Федора Достоевского, 1873 год

«Враг Российской империи номер один» Николай Чернышевский

 

Отбывал срок в Петропавловской крепости и писатель Николай Чернышевский. В 1846 году во время учебы в Петербургском университете он познакомился с поэтом Михаилом Михайловым, который свел его с представителем кружка петрашевцев — известным нигилистом Иринархом Введенским. Чернышевский не входил в это сообщество, но часто бывал на его собраниях и вдохновлялся революционными идеями. А будучи преподавателем в Саратовской гимназии, он высказывал революционные идеи прямо на уроках.

Переехав в Санкт-Петербург, Николай Чернышевский писал небольшие статьи для «Санкт-Петербургских ведомостей», «Отечественных записок» и «Современника». С его подачи «Современник» быстро стал трибуной революционной демократии. В 1860 году Чернышевский стал идейным вдохновителем тайного революционного общества «Земля и воля». С тех пор он попал под надзор тайной полиции.

В мае 1862 года «Современник» закрыли «за вредное направление», а Николая Чернышевского арестовали и поместили в одиночную камеру Петропавловской крепости. Литератора обвинили в составлении прокламации «Барским крестьянам от их доброжелателей поклон» и в связях с революционерами-эмигрантами. В качестве протеста против беззакония следствия Чернышевский на девять дней объявил голодовку.

Следствие по делу «врага Российской империи номер один» длилось больше года. За это время арестант написал свое главное произведение — роман «Что делать?». В феврале 1864 года Чернышевского приговорили к 14-летней каторге без права на возвращение из Сибири. Всего писатель пробыл в тюрьме больше 20 лет.

Основатель анархизма Михаил Бакунин

В Петропавловскую крепость теоретик анархизма Михаил Бакунин попал из-за границы. С 1840 года молодой революционер жил в Германии: в Берлине он изучал немецкую философию, слушал уроки Георга Гегеля и Фридриха Шеллинга. В Россию Бакунин посылал статьи для «Отечественных записок» и письма Александру Герцену. В Париже с 1844 по 1847 год Михаил Бакунин работал над собственной программой борьбы за освобождение России и славянства. Позднее эта идея всеславянской федерации, так называемый панславизм, вылилась в статью «Основы новой славянской политики».

Однажды на банкете в честь участников Польского восстания анархист взял слово, направленное «против российского самовластия». Российское правительство узнало об этом инциденте, и Бакунина тут же выслали из Франции, но ненадолго: к началу Февральской революции Бакунин сразу же вернулся, чтобы организовывать парижских рабочих.

В 1848 году Михаил Бакунин участвовал и в Пражском народном бунте, а в следующем году был одним из организаторов майского восстания в Дрездене. Он планировал навсегда остаться в Европе, но в итоге ему пришлось пережить два ареста и два приговора к смертной казни, которые заменили на пожизненнй срок. В 1851 году Бакунин оказался в России.

Сначала он отбывал наказание в Петропавловской крепости, а с 1854 по 1857 год — в Шлиссельбургской. В Петропавловке император Николай I прислал к нему графа Орлова с предложением написать свои показания о немецком и славянском движениях за границей. Так появилась «Исповедь», где Михаил Бакунин рассмотрел идеи анархизма и народничества.

Так появилась «Исповедь», где Михаил Бакунин рассмотрел идеи анархизма и народничества.

Заприте самого великого гения в такую изолированную тюрьму, как моя, и через несколько лет вы увидите, что сам Наполеон отупеет, а сам Иисус Христос озлобится. Мне же, который не так велик, как Наполеон, и не так бесконечно добр, как Христос, понадобится гораздо менее времени, чтобы окончательно отупеть. <...> Мои физические силы уже очень надломлены; очередь моих нравственных сил не замедлит наступить. Вы, надеюсь, поймете, что всякий мало-мальски уважающий себя человек должен предпочесть самую ужасную смерть этой медленной и позорной агонии. Ах, мои дорогие друзья, поверьте, всякая смерть лучше этого одиночного заключения, столь восхваляемого американскими филантропами!
Из послания Михаила Бакунина семье, февраль 1854 года

После семи лет заключения Бакунина перевели на вечное поселение в Западную Сибирь — сначала в Томск, затем в Иркутск. Осенью 1861 года он сбежал из сибирской ссылки через Японию и США в Лондон. Там Александр Герцен принял его в состав издателей первой русской революционной газеты «Колокол». Позднее в Швейцарии вышло сочинение Михаила Бакунина «Государственность и анархия» — главное в его жизни.

Друг петрашевцев Григорий Потанин

Этнографа Григория Потанина тоже не миновала участь заключения в Петропавловской крепости. Во время службы в военной экспедиции в Заилийском крае Потанин познакомился с петрашевцами Чоканом Валихановым и Сергеем Дуровым, которые изменили его отношение к власти.

В Омске я пережил два духовных перелома. Во-первых, после свидания с петрашевцем Дуровым, с которым меня познакомил Чекан, я переменил свои политические убеждения; до этой встречи я благоговел перед императором Николаем I, в котором видел Петра Великого и поборника прогресса и европейских идей о политической свободе; после свидания с Дуровым я сделался петрашевцем. ...Другой перелом произошел в области моих планов о будущем… ...Я считал свой выход из казачьего сословия безнадежным: я мирился с мыслью остаться навсегда казачьим офицером, но приезд П.П. Семенова подал мне надежду на возможность попасть в университет.

Из воспоминаний Григория Потанина

В 1859 году сбылась мечта Потанина — он стал вольнослушателем естественного отделения физико-математического факультета Петербургского университета. Учась на третьем курсе, в октябре 1861 года он участвовал в студенческих волнениях. По обвинению «в крайней дерзости против полиции, в возбуждении толпы к неповиновению и в подстрекательстве к беспорядкам» Потанина арестовали и на два месяца посадили в Петропавловскую крепость. После освобождения его сослали на год на родину в Омск, где он продолжил изучать природу сибирского края.

Переехав в Томск в 1864 году, ученый активно писал для газеты «Томские губернские ведомости». Вместе с однокурсником-земляком Николаем Ядринцевым он высказался о необходимых для Сибири реформах — в газете они пропагандировали идею сибирского патриотизма и выступали за революционную борьбу с самодержавием. Местные власти арестовали и отправили их в Омск, где шло следствие по делу «сибирских сепаратистов». Во время заключения Потанину позволили работать с местными архивными материалами — он подготовил несколько статей и рукопись «Материалы для истории Сибири».

Как «злонамеренного» участника заговора Григория Потанина приговорили к 15-летней каторге. Государственный совет и император Александр II снизили этот срок до пяти лет. После всех событий ученый полностью посвятил себя науке: собирал материалы по географии, ботанике, экономике и этнографии из экспедиций по Сибири и Центральной Азии, а также Монголии, Тибету и Китаю.

Пролетарский писатель Максим Горький

Больше месяца содержался в тюрьме Турецкого бастиона Петропавловской крепости писатель Максим Горький. Во время Первой русской революции он помогал восставшим рабочим: предоставлял свою квартиру под штаб, давал деньги на оружие. Накануне Кровавого воскресенья 9 января (22 января по новому стилю) 1905 года Горький входил в число общественников, которые пытались предотвратить кровопролитие. После этого события Максим Горький составил открытое письмо, в котором призывал к борьбе с самодержавием. 25 января его арестовали и отправили в одиночную камеру Петропавловки.

— Царь — болван, — грубо и брюзгливо говорил он [Савва Морозов]. — Он позабыл, что люди, которых с его согласия расстреливали сегодня, полтора года тому назад стояли на коленях пред его дворцом и пели «Боже, царя храни…».
— Не те люди…
<...> Он сел рядом со мною и, похлопывая себя по колену ладонью, сказал:
— Революция обеспечена! Года пропаганды не дали бы того, что достигнуто в один день. <...>
— Вероятно, тебя арестуют за эту бумагу, и мы не увидимся долго. А я скоро поеду за границу, надо мне лечиться. <...>

На другой день вечером я должен был уехать в Ригу и там тотчас же по приезде был арестован. Савва немедля начал хлопотать о моем освобождении и добился этого, через месяц меня освободили под залог, предав суду. Но Морозов уже уехал за границу раньше, чем я вышел из Петропавловской крепости, я больше не видал его.

Из воспоминаний Максима Горького.

Две недели Максиму Горькому запрещали писать, не давали ни бумаг, ни чернил. Комендант крепости сделал запрос в департамент полиции: «...прошу... меня уведомить, полагаете ли вы со своей стороны возможным разрешить Алексею Пешкову написать комедию, но, конечно, под непременным условием, чтобы написанная им комедия, по просмотре ее департаментом полиции, была вручена ему или жене его только по освобождении из Трубецкого бастиона». Лишь 28 января писателю дали письменные принадлежности. Так на свет появилась пьеса «Дети солнца».

Общественность была возмущена арестом писателя: в правительственные учреждения без перерыва приходили гневные письма и телеграммы со словами «Свободу Горькому!». За литератора просили скульптор Огюст Роден, композитор Джакомо Пуччини, философ Бенедетто Кроче и другие деятели культуры и искусства Италии, Германии, Франции и Англии. 17 февраля Максима Горького освободили под залог, но приказали покинуть столицу.

Автор: Ирина Малахова


Author: Administrator

8132 0 0
...

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Powered by CjBlog