Елена Коренева празднует день рождения. Фото: ИТАР-ТАСС

В актерском багаже Елены Кореневой целая галерея главных и эпизодических ролей - ярких, неожиданных, интересных. Но жизнь самой актрисы оказалась интереснее любой роли. Накануне юбилея известной актрисы с ней беседует корреспондент «ВМ».

После выхода на экраны фильма Андрея Кончаловского "Романс о влюбленных" про Елену заговорили в прессе, к ней подходили на улице за автографом, зрители признавались в любви к ее героине. Затем были главные роли в фильмах "Тот самый Мюнхгаузен", "Покровские ворота", "Ярославна - королева Франции"... А потом она вдруг исчезла с экрана. И вскоре прошел слух о том, что Елена Коренева уехала в Америку. Зачем? - недоумевали многие. Зачем, спрашиваю я Лену, сидя у нее на московской кухне.

- Тут был комплекс причин. Во-первых, я начала разочаровываться в театре, где мне сулили вторые роли при Оле Яковлевой или Марине Нееловой. Я боялась, что мне придется десять лет выслуживаться, прежде чем я сделаю себе какую-то яркую карьеру в театре. На личном фронте у меня тоже постоянно возникали проблемы, потому что как только я в кого-нибудь влюблялась, этот человек обязательно уезжал из страны. В основном я общалась с детьми очень известных художников, это была самая настоящая золотая молодежь Москвы, и все они мечтали уехать на запад. Попав в эту среду, я стала прикидывать такой же вариант для самой себя. И встретив Кевина, я вышла замуж и уехала в Америку.

Ее муж Кевин преподавал русский язык и литературу, и, оказавшись в США, Елена, как жена профессора, получила право посещать курсы английского языка на льготных условиях. Примерно полтора года спустя, она не только понимала, о чем говорят вокруг, но и начала чувствовать себя вполне адекватной реальности.

- Помогло мне адаптироваться еще и то, что я устроилась на работу, хотя по материальному достатку мужа могла бы этого и не делать, - говорит Елена. - Но работа осуществляет функцию нормального контакта с социумом, и для иностранца за границей это просто необходимо, иначе тебя ожидает участь всю жизнь быть отрезанным ломтем.

- Что тебе дала Америка?

- Опыт жизни в Америке колоссален. Я поездила по стране, жила с мужем в разных университетских городах. После развода я жила в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Сан-Франциско - это один из самых красивых городов в мире. Он намного человечнее Лос-Анджелеса, там приятно гулять по улицам, потому что у города есть и запах, и цвет, и настроение. Лос-Анджелес - город плоский, искусственный, сюрреалистический.

- Понятное дело, ведь там Голливуд. У тебя были какие-нибудь предложения от этой фабрики грез?

- Знаешь, в Лос-Анджелесе каждый человек немножко киноман. Так что я тоже подверглась этому искушению и снялась в эпизоде у Кончаловского в фильме "Любовники Марии" - это был его первый фильм в Америке. Была еще одна работа, а в целом, я больше наблюдала за кинопроцессом, но серьезно в нем не участвовала. Дело в том, что внедрение неанглоязычного актера в Голливуд фактически нереально. И Олег Видов, и Наташа Негода, и Наташа Андрейченко много снимались, но в картинах группы "Б", то есть второго сорта. И, как известно, звездами они там не стали.

Живя в Лос-Анджелесе, я полгода занималась в актерской студии, подружилась с видными продюсерами, известными актерами, познакомилась с Изабеллой Росселини, бывала на вилле Фрэнсиса Копполы. У меня были интересные встречи с русской эмиграцией, я общалась с Ниной Берберовой, с Сашей Соколовым, Эдуардом Лимоновым, с сыном Владимира Набокова Дмитрием, с Михаилом Барышниковым. Моя подруга жила какое-то время у него в квартире и в его отсутствие устроила вечеринку. Мы засиделись допоздна, и я там заночевала. Было смешно осознавать, что я сплю в апартаментах Барышникова, разглядываю фотографии, детали его быта, тогда как он об этом даже не подозревает. В Америке я познакомилась с Иосифом Бродским.

- И как ты его восприняла? Как говорят, что это был за господин?

- Первый раз я видела Бродского на концерте, где была со своим мужем. После концерта я подошла к поэту, чтобы выполнить просьбу Миши Козакова, который просил меня перед отъездом в Америку передать Бродскому, что он читает его стихи. Что я и сделала, от себя добавив, что делает Миша это очень хорошо. На что Бродский сказал: "Я тоже делаю это неплохо", повернулся и ушел. Мой муж сказал, что он очень высокомерен и по-снобистски реагирует на людей. Действительно, он производил на людей впечатление человека, к которому трудно было подступиться, также как в свое время и Владимир Набоков... На самом деле такая недоступность - это оборотная сторона ранимости и уязвимости.
Спустя несколько лет я встретила Бродского в Нью-Йорке, и у нас была одна интересная, теплая, человеческая ситуация, она мне очень дорога. В разговоре с ним возникало ощущение, что ты общаешься с Богом, которому можно задать вопрос на любую тему, и он не будет морализировать, отчитывать или возмущаться. Он даст тебе адекватный ответ с чувством, с толком с расстановкой. Это был человек, который в этой жизни все прожил, все продумал, все был способен взять в свою душу и осмыслить.

- Извини за дурацкий вопрос, почему вы с мужем разошлись?

- Это очень сложно объяснить. Во-первых, я поняла, что не готова прожить с этим человеком всю жизнь, нарожать ему детей. У меня было ощущение, что я что-то не дожила. Это часто происходит с русскими, меняющими страну проживания, когда другая культура, психология, философия начинают откладывать отпечаток на твою индивидуальность. И ты начинаешь как-то меняться, трансформироваться. Мне захотелось большей самостоятельности, свободы. А брак обязывает к верности, к ответственности друг перед другом, к определенным гарантиям. В какой-то момент, я поняла, что не хочу давать эти гарантии. Мой муж прелестный, достойный уважения, очень талантливый человек, я много от него получила как личность. Мы остались друзьями.

- Что такое развод по-американски?

- В отличие от России, там развод не носит такого психологического давления со стороны общества. Что, мол, если ты одна, то с тобой что-то не так. Или если ты без детей, значит, твоя жизнь не состоялась. Там многие женщины могут, но не хотят иметь детей в силу разных причин. Потому что они очень ответственны и гораздо рациональнее подходят к деторождению, чем мы. Отчасти это хорошо, отчасти плохо. Они не считают, что миссия женщины - это родить. Главное - быть просто независимым человеком, который самостоятельно зарабатывает на свой хлеб, разумен, адекватен, силен, умеет и машину водить и компьютером владеет. Это относится как к женщинам, так и к мужчинам.

Феминизм принес необходимое равенство полов. И я согласна с этим, я феминистка по своей сути. Конечно, когда это не принимает гротескные формы. Безусловно, феминизм лишил отношения мужчины и женщины определенного романтизма. Поэтому американцы, устав от своих американских женщин-феминисток, обратились к русским женщинам. Они едут в Россию за женами, потому что у нас семейный ценности, понятия брака, семьи сохранились в традиционном смысле, когда женщина вторична по отношению к мужчине, когда она должна держать дом, вести хозяйство, воспитывать детей и так далее. В Америке приветствуется женская самостоятельность.

- Быть замужней женщиной - это одно, а свободной, без всякой поддержки - совсем другое. Как ты решала чисто материальные проблемы после развода?

- Когда я разошлась с мужем, мое положение не было столь благополучным, как прежде. То есть, у меня хватало денег, снять себе жилье, даже не квартир, а, как правило, комнату. Но надо же было еще есть, одеваться и так далее. Поэтому мне приходилось зарабатывать себе на жизнь. Я работала официанткой в нью-йоркском ресторане. Это лучше, чем, например, сидение в офисе. Почему-то канцелярская работа нам кажется престижнее, а в их понимании - это гораздо хуже. Потому что работа в офисе всегда нормированная: с 9 до 17 ты сидишь в четырех стенах и что-то печатаешь за каким-то толстым глупым дядькой. Или работаешь как «шестерка»: за кем-то ходишь, кому-то что-то подносишь, в общем, кому-то служишь. А гуманитарии предпочитают ненормированный рабочий день. Поэтому актеры, художники, музыканты, работая по ночам в клубах, снимаясь в кино или репетируя спектакли, предпочитают днем работать или рабочими или официантами. Там это очень распространенное явление еще и потому, что это чистые деньги. Ведь 10-15% от каждого счета идут в карман официанту - там это норма. Не заплатить чаевые - считается неприличным.

- Семейные отношения у американцев и у нас чем-то отличаются?

- Я думаю, что в Америке люди, вступая в брак, гораздо более ответственны нежели у нас. Потому что это связано с целым рядом имущественных и юридических обязательств. Вообще там женщины не торопятся вступать в брак, там торопятся получить образование, встать на ноги. Стараются вступать в брак тогда, когда могут обеспечить семью. Дети, в отличие от нас, там не зависят материально от родителей, как и стареющие родители не зависят от детей. Грубо говоря, в Америке по первой любви не женятся. То есть любовь у них совсем не обязательно ведет к браку. Это все-таки две разные категории - желание завести семью и любовное увлечение, связь. Тогда как у нас в большинстве случаев, если спим, значит должны поговорить о браке. В этом смысле они рассматривают секс, как часть физиологии их организма. На фоне чего возникают ухаживания, романы, увлечения, страдания, что угодно. Но это не имеет отношения к браку. Приоритетом для них является материальная независимость, вопросы престижа, и полноценности их жизни.

- Неужели даже в интимных отношениях царит американский расчет? А как насчет романтической влюбленности?

- Ничто человеческое им не чуждо, американцы романтики еще больше нас. Но если у нас романтизм, ханжество, испорченность, развращенность, любовь, надежда - уживаются все вместе, то у них все очень дифференцированно. Если мужчина ухаживает за женщиной, то он делает все именно так, что ты понимаешь, с какой целью он за тобой ухаживает. Ни шага вправо, ни шага влево. Это гораздо яснее и чище. И безусловно, они гораздо романтичнее в смысле ухаживания. У них существует целый ритуал ухаживания - они умеют оказывать знаки внимания, приглашать на ужин, на концерт, посылать открытки на день Святого Валентина... Там существует культура ухаживания за женщиной и культура женской реакции на ухаживания мужчины - это не пускается на самотек. Есть определенные правила, которым все следуют. У них существует определенная знаковая система, если один человек приглянулся другому, то он через эту знаковую систему, собственно, и объясняется в своих намерениях. Женщины обладают гордостью. Вообще любой американец защищает свою личную независимость. Даже если пара вступает в брак, то это вовсе не означает того, что жизнь одного приносится в жертву другому.

- В общей сложности ты прожила за границей одиннадцать лет. Что послужило поводом к возвращению на родину? Потянуло к маме?

- Во-первых, меня действительно потянуло к моим близким, так как своей семьи я все-таки там не создала. Во-вторых, мне захотелось вновь играть. И здесь, конечно, у меня было больше возможностей, чем там. Впервые я приехала в Москву в 1987 году, пробыла здесь три с половиной месяца и вернулась в Америку. В 1988 году я приехала вновь, и целый год провела в России, где снялась сразу в четырех картинах. В "Комедии о Лисистрате", где я играла главную роль, в картине моего отца "Ловушка для одинокого мужчины", у Юрского в фильме "Чернов, Чернов" и в картине "Анна Карамазофф". А потом я вернулась совсем.

- Как тебя приняла Москва после долгого отсутствия? Почувствовала ли ты прежнюю любовь публики?

- Да, и надо сказать, что это было совершенно неожиданно для меня и безумно приятно. Если бы это было по-другому, то мне было бы гораздо сложнее. Любовь зрителей каким-то образом аккумулировалась. Честно скажу, я не ожидала, что такое долгое отсутствие в России, в русском кинематографе не выветрит память обо мне. Все это очень приятно. Конечно, когда я ехала сюда, то передо мной стояла задача в каком-то смысле реабилитировать себя как актрису и надо сказать, что мне это удалось. И во многом благодаря любви зрителей к прежним работам, которая оказалась сильнее, чем я предполагала.

Живя в Америке, у меня в какой-то момент стал возникать страх, что я теряю профессию. И когда я вернулась сюда и начала играть в антрепризе, первое время я чувствовала себя неуверенно. Хотя дерзости и амбиций у меня предостаточно, но существует страх сцены, если ты давно не выходил на публику. Я его лишилась в течение короткого времени, сыграв монопьесу, которая прошла шесть раз в театре на Таганке и 15 раз на международном театральном фестивале в Австралии, где я играла на английском. Может быть, легкомысленно так заявлять, но мне кажется, что я хорошая театральная актриса. Хотя правильна поговорка: актер хорош ровно настолько, насколько хороша его последняя роль.

- Ты провела колоссальный эксперимент. Не жалеешь, что уехала в Америку? Не кажется ли тебе, что оставшись здесь, ты могла бы более полно реализовать себя?

- Нет, я нисколько не жалею, потому что на самом деле я бы умножила количество, но не качество своих работ. Я понимаю, что я не стала театральной актрисой в той степени, в какой могла бы ей стать. Но стать действительно гениальной театральной актрисой, я думаю, можно было бы в руках очень яркой режиссерской индивидуальности. Таких режиссеров, по сути дела, не было.

Мне кажется, что своими путешествиями я решала проблему страха. Страх - это один из самых мощных стимулов, которыми руководствуется человек, что-либо созидая в этой жизни. Страх смерти, страх, не понять, кто ты такой и зачем. Я решала эту проблему перемещениями в пространстве. Может быть, это особый род неврастении. Но в принципе это, конечно, судьба. Моя жизнь прошла в постоянных разъездах, в перемене впечатлений. И я понимаю, что такое земной шар, знаю, как живут люди, более-менее представляю диапазон возможностей человека. Тот образ жизни, который я вела, успокоил меня в хорошем смысле и примирил с жизнью и с собой. Могу сказать, что путешествуя, мы начинаем любить эту жизнь гораздо больше, нежели прячась от самих себя и от человечества. Менять города, лица, страны, занятия - для меня это было допингом. И вернувшись в Россию с ее культом домашнего очага, я почувствовала себя не у дел. У меня нет семьи, детей и это, пожалуй, самая большая жертва, которую я принесла своей жизнью в Америке.

- Не иметь ребенка - это было сознательное решение?

- Нет, я не отношусь к тем женщинам, которые не хотят иметь детей. Но дети - это колоссальная ответственность в моем понимании. Хотя очень многие рожают, не задумываясь, и правильно делают, наверное. Кстати, Люся Гурченко мне так и говорила: "Не думай, рожай, как кошка котенка, он сам вырастет". Но я этого не сделала. У меня был шанс родить, но я все время откладывала. То получалось, что мужчины, от которых я хотела иметь детей, в силу тех или иных причин не хотели этого или по сути дела не выступали в роли мужа. А в Америке при моих материальных возможностях я могла брать ответственность только за саму себя, а не за кого-то еще. Потому что все время было ощущение риска и опасности. Не было никаких гарантий, что через полгода у меня все будет так, а не по-другому. Надо сказать, что в Америке рожать детей в одиночку очень страшно. Уйдя от мужа, я в известном смысле потеряла возможность родить ребенка, зная, что ему гарантировано обучение, дом и так далее. Но так получилось, что на чаше весов стояло или счастливое материнство или собственная свобода. Я выбрала свободу.

- К твоему юбилею канал «ТВ Центр» покажет авторскую программу Киры Прошутинской «Жена. История любви» с твоим участием. Ты легко согласилась на откровенный разговор?

- Нет, с третьего захода. Я не люблю отвечать на вопросы о личной жизни, поэтому годами отказываюсь от всяких эфиров и участия в разных программах. Многие решили, что, если я написала более чем откровенную автобиографическую книгу «Идиотка», то я человек, с которым можно обсуждать все про личную жизнь. Но это не так. Тем не менее, Кире Прошутинской удалось меня какими-то неведомыми путями уговорить. По моему ощущению передача получилась, потому что я умею говорить, завожусь, и вообще, я человек азартный.

- Лена, расскажи, чем ты занимаешься сегодня - снимаешься, пишешь книгу?

- Я только что закончила сниматься в телесериале и мне тут же в один день прислали два сценария и одну пьесу. Слава Богу, меня не забывают и работу предлагают. В данный момент у меня в голове крутиться идея новой книги, и я кое-что записываю...

- Где ты гуляешь? У тебя есть любимые уголки в Москве?

- Я люблю Маяковку, Гоголевский бульвар, потому что это связано с моим детством. Мне нравится улица Льва Толстого, люблю Первую Тверскую-Ямскую и там часто бываю, люблю район, где находиться книжный магазин «Москва»…

... Диктофон выключен, но мы еще долго сидели на кухне. Пили чай и беседовали. Я смотрел на эту хрупкую и в то же время сильную, необыкновенно талантливую женщину и думал о том, что не каждый может быть режиссером своей судьбы. Но талант - это особый род, ума, интуиции, жизненной мудрости. Елена Коренева сама сочиняет, сама режиссирует и сама играет ту роль, которая называется жизнью.

Редакция "Вечерней Москвы" поздравляет замечательную актрису Елену Кореневу с юбилеем! Счастья вам, удачи, долгих лет, творчества. И - ждем вашу книгу!

vmdaily.ru

Add comment

 


Security code
Refresh

Вход на сайт