Star InactiveStar InactiveStar InactiveStar InactiveStar Inactive
 
Родион Щедрин. Фото: www.russianlook.com
 Родион Щедрин. Фото: www.russianlook.com

Знаменитый композитор - о вечных ценностях, музыке и истории

Умом ты понимаешь: Щедрину на самом деле 80 лет. Вот в энциклопедии написано: «Родился в 1932 году».

И почти весь декабрь в Москве, Санкт-Петербурге, других городах России гремели фестивали в его честь. Но когда смотришь, как во время репетиции он взбегает на сцену, а главное - как горят глаза... Какие тут 80 лет!
Про одну из премьер Щедрина, прозвучавшую на декабрь­ских фестивалях, - «Гейлиген­штадтское завещание Бетховена» критики написали: «Его девиз: «От мрака - к свету».

Концерт к 80-летию Родиона Щедрина. Фото www.russianlook.com

Чем пахнет война

«АиФ»: - Родион Константинович, эту фразу - «От мрака - к свету» - можно и ко всей вашей жизни, наверное, применить. К тому пути, что прошёл мальчишка военной Москвы.

Р.Щ.: - Моё детство военное мне действительно в высшей степени памятно. Отец, как и все тогда в России, ушёл в ополчение. А мы с мамой оставались в Москве до 17 октября 1941 г. Жили мы тогда напротив Гознака, на Мытной улице. Помню, как там, на Гознаке, жгли деньги, облигации, - немцы подходили к Москве. И мы, мальчишки, бегали, ловили обгорелые куски ассигнаций... Брат матери был крупным энергетиком. И нас вместе с его семьёй отправили в эвакуацию в Куйбышев. Помню, как ходил на приволжские скосы, где ветер продувал до костей, и искал замёрзшую картошку. Потому что есть было совсем нечего! А когда мы вернулись в Москву, я дважды убегал на фронт.

«АиФ»: - Далеко добежали?

Р.Щ.: - До Кронштадта. Мне очень хотелось быть военным моряком. Так что я повидал достаточно. И страшные эти звуки, крики и запахи военные... Война ведь пахнет... Запах у неё страшный. Он потом долго в тебе сидит. Мамин брат-энергетик (в войну ему дали чин генерал-майора) разослал мои фото - меня нашли и в арестант­ском вагоне доставили в Моск­ву. Сладу со мной не было никакого. Я хотел быть только моряком. Мои документы по­слали в Нахимовское училище. Но тут на моё счастье в Москве открылось хоровое училище. И отец решил: не надо сыну быть моряком, лучше - музыкантом.

Родион Щедрин и певица Наталья Борискова. Фото www.russianlook.com

«АиФ»: - То есть музыка вас спасла?

Р.Щ.: - Без сомнения! Хоровое училище это открыли в 1944 г., когда будущее страны ещё было, скажем так, «зыбковато». Но власти уже тогда думали о возрождении культуры.

6 лет я жил в интернате при училище. Было нас человек 50. Наш руководитель - легендарный Свешников - спуску нам не давал. Каждый день - полтора часа хоровых спевок. Нельзя облокотиться ни на что - ни на рояль, ни на товарища, ни на стенку. Если что-то не так, он грозно «лупил» двумя средними пальцами по ключице. Это не было травмой - это было назиданием, и очень полезным. Дисциплина у нас была практически полувоенная. Но благодаря этому мы получили и замечательное образование, и воспитание. Я благодарю Господа Бога за тот шанс, что был мне послан. Он сделал меня человеком. 

Р.Щ.: - Вы знаете, эти банки, которые понаоткрывались и которые потом с лёгкостью прогорают, объявляются банкротами, исчезают и всех надувают. Эти рестораны, которые сегодня чуть ли не на каждом шагу... Не хочу брюзжать, хотя я в том возрасте уже, когда люди брюзжат. (Улыбается.) Но, конечно, у меня возникает много вопросов. Один из них: почему не по­строить наконец спецхранилище для государственного архива литературы и искусства? Это то великое богатство, что у нас есть, - культура российская! О России судят в мире по Достоевскому, Толстому, Чайковскому, Шостаковичу. Её авторитет в первейшую очередь стоит на этом. Мы писали письмо на самые верха, но оно осталось без ответа.  А вот впечатление совсем недавних дней: играют Бетховенский цикл в Германии. Там каждая программка концерта - как объёмистая книжка: и история создания произведения, и рассказ о композиторе. Знаете, кто дал Бетховену денег на создание и исполнение его величайших сочинений? Князь Андрей Кириллович Разумовский. И Бетховен в знак благодарности посвятил ему две свои легендарные симфонии - 5-ю и 6-ю. И немцы до сих пор в каждой программке печатают портрет Разумовского. Это то, что осталось в истории, чем наша нация должна гордиться. Европа помнит, а мы забыли. Торжественная месса Бетховена где была впервые исполнена? В Петербурге, князь Голицын дал денег. И его портрет тоже печатают в каждой программке. Вот чем наши предки вошли в историю! А не строительством яхт, вилл и поместий.

«АиФ»: - Почему 200 лет назад власть имущие это понимали, а нынешние нет?

Р.Щ.: - Я определил современный национальный девиз с горечью - «Обогащайтесь!». Но помимо желания человека жить комфортно, в хорошей квартире, ездить на машине с мягкими рессорами, смотреть телевизор величиной со стену, есть ещё какие-то ценности. Мне не хочется кого-то учить, ментор­ствовать, брюзжать, но занозы в душе сидят. Я бесконечно рад, что Мариинский театр вот-вот закончит строительство новой сцены. Но так мало у нас по­строено! У японцев в каждом малом городе открывают роскошные концертные залы на тысячи мест. А у нас?

Родион Щедрин и балерина Майя Плисецкая. Фото www.russianlook.com

«АиФ»: - А у нас родился только один лозунг - «Бери от жизни всё!».

Р.Щ.: - ...Мы прогневали Господа Бога. Прогневали всей нашей историей. То, что натворили в 1917 году и в обществе, и в душах людей, и в сознании, - вот за это мы платим. И, думаю, долго будем платить. Не знаю, наверное, какие-то рецепты лечения этого недуга есть. Может, есть мудрецы, которые их знают?..

«АиФ»: - И где они? Вы назвали имена, по которым в мире судят о России. Это ХIХ век! Возможно, прав был маэстро Михаил Плетнёв, когда сказал, что настоящая музыка закончилась лет сто назад.

Р.Щ.: - Нет, она не кончилась! При всём уважении и любви к Плетнёву не могу с ним согласиться. Великая музыка не кончится до тех пор, пока планета стоит. Просто она всегда ждёт нового гения. А то, что музыка может болеть и «коклюшем», и «гриппом», как и любой вид искусства, - да, это случается. И всё же музыка - это ещё один безбрежный, бездонный мир, который нам дан небом. И она никогда не погибнет, нет.

Р.Щ.: - На моём юбилейном фестивале, который организовала Московская филармония, исполнялась «Поэтория» на стихи Вознесенского. Я писал её как концерт для поэта в сопровождении хора и оркестра, женского голоса. И Евгений Миронов замечательно читал эти строки: «Как живётся вам, болтуны? Чай, опять кулуарный авралец? Горлопаны, не наорались? Тишины!» Эти кулуарные авральцы... Всё время они наших законодателей уводят в какие-то мелкоты. Склоки, нерукопожатия...  Меня многое коробит. Например, жду, когда же сорвёт наконец голос Жириновский. Как телевизор ни включу, он устраивает крик, скандалы. Печально, что такие персонажи воплощают время нынешнее.

«АиФ»: - Эта пена когда-нибудь осядет?

Р.Щ.: - Ну что вы меня спрашиваете? Я не пророк и не берусь ни диагнозов ставить, ни советов давать, как эти болезни лечить. Многое мы утеряли, долго теряли. Чтобы восстанавливать, годы пройдут. Какие-то ростки вижу. Смотрите, мир сейчас заполнен русскими. То есть уже вентиляция есть, и это огромный шанс. Те же декабристы побывали в Европе в первую Отечественную войну и многое для себя поняли, уяснили... Не уверен, что затеянное ими было правильно. Но что-то в обществе тогда сдвинулось. И сейчас не может не сдвинуться. Плюс техническая революция. Кнопку на компьютере нажал - можно получить любую информацию, если ты не ленивый. Это колоссальная роскошь! Люди должны этому возрадоваться. И быть добрее друг к другу. Это звучит довольно банально, но истина от повторений не тускнеет!

Add comment

 


Security code
Refresh

Читайте также:

Вход на сайт