Cудя по активности в рядах отечественных партий, кампанию по выборам в Рийгикогу можно считать официально объявленной. Почему мы сейчас говорим не о майских выборах в Европарламент, а о голосовании, от которого нас отделяет еще год с лишним? Потому что активизировались даже такие силы, которым на европейских просторах пока ловить нечего.

 Символика ведущих эстонский партий. Фото: Коллаж Katri Karing


В выходные стало известно о том, что скоро в Эстонии может возникнуть еще одна партия. Некоммерческая организация «Свободный гражданин Отечества» и союз Parim Eesti договорились о создании таковой во время субботней встречи. Лидер «свободных граждан», бывший член «Союза Отечества и Res Publica» Андрес Херкель назвал целью новой политической силы восстановление утраченного доверия к государству.

Любопытно что, хотя, скажем так, предыстория новой партии вроде бы не располагает к возникновению теплых чувств между нею и русскоговорящим электоратом, Херкель в интервью порталу национального телерадиовещания прямо сразу заявил, что в их ряды вступят и люди с русскими фамилиями, которые будут привлекать в партию себе подобных.

О создании новой партии заикалась и изгнанная из рядов реформистов Кристийна Оюланд. Означает ли все это, что местный политический пейзаж серьезно перекраивается, а у русскоязычного избирателя появляются новые возможности выбора?

Во-первых, на более пристальный взгляд, никаких принципиальных изменений в отечественной политике с созданием одной или даже нескольких новых партий не происходит. Для того, чтобы свежая политическая сила снискала себе массовый успех у населения, ее создателям нужно все-таки немного больше, чем просто недовольство тем, насколько к их мнению прислушивались прежние соратники.

А пока ни один из недовольных не смог предложить какой-либо позитивной альтернативы. Складывается впечатление, что все, что мы наблюдаем ныне, есть бесконечное деление «Союза Отечества и Res Publica» или, еще точнее, той части правых партий, которую утомил слишком прагматичный курс собственной верхушки. Русскому избирателю это в целом малоинтересно.

Не предложили пока русскоговорящему населению ничего нового и партии с солидным стажем. Максимум, о чем можно говорить, это появление в их рядах отдельных новых кандидатур. Однако те же реформисты, например, до сих пор по-минимуму использовали многообещающий потенциал Андрея Коробейника, которого к тому же лишили места в парламенте, отдав его давно уже вышедшему в тираж Рейну Лангу. Так что должно заставить нас думать, что партия поступит более бережно с новым ресурсом в лице Дениса Бородича?

Действительно большие перемены для русскоязычного электората начались бы в том случае, если бы перед выборами в Рийгикогу председатель сменился не только у Партии реформ, но и у центристов. С уходом Сависаара и Ансипа и завершением Великого противостояния Центристская партия, возможно, стала бы чуть менее комфортным местом для русскоязычного населения, но вместе с тем у других сил отпала бы необходимость любой ценой поляризироваться с центристами. Остальные партии, которым до сих пор доставалась только роль второй скрипки, включились бы в борьбу на равных, и вот тогда возможности выбора действительно стали бы более широкими.

«Postimees»

Add comment

 


Security code
Refresh

Читайте также:

Вход на сайт