Уроки русского с Захаром Прилепиным (21.09.2018)

Эта публикация предназначена для тех, для кого Россия – не пустой звук, кто обеспокоен её неясной судьбой.  Несмотря на «Крымнаш!» и справедливое решение сирийского вопроса Россия никак не может добиться весомого экономического роста, избавиться от засилья олигархии и власти чиновничества, то есть добиться справедливости, которая была и остаётся стержнем русского нравственного начала.

Урок 3. Обыкновенный либерализм    

Уже во время Второй мировой войны Гитлер расскажет румынскому министру иностранных дел Михаю Антонеску о своей главной миссии. Если коротко, то она заключалась, как считал этот художник, в уничтожении славян. По его мнению, славянство представляет собой биологический вопрос, а не идеологический. В будущей Европе, горячо убеждён австрийский самородок, должны быть две нации – германская и латинская: «Эти две расы должны совместно работать в России, чтобы уменьшить количество славян». При этом фюрер был уверен, что необходимо применять колонизаторские и биологические средства. Даже не понятно, зачем я эту цитату привёл. Как-то она грубовато смотрится в том контексте, который был нами только что создан. Давайте считать, что цитата тут выпала по недосмотру.   

Между тем, в 2017 году немецкий политолог Андреас Умланд предложил готовиться к уходу Путина, чтобы построить в России нормальное прозападное государство: «Россия слишком слаба, чтобы сформировать самостоятельный полюс в многополярном мире. После смены режима Россия обязана встать на прозападный путь и Германия ей в этом поможет». В киевской газете «Зеркало недели» Умланд описал, как сделать Россию постимперской: «Будущую неимпериалистическую Россию необходимо включить в евроатлантическую систему экономического сотрудничества и военной безопасности. Москве следует предложить членство в «Восточном партнёрстве», план по достижению безвизового режима с Евросоюзом и даже с США, соглашение об ассоциации с ЕС, а в дальнейшем – план действий по членству в НАТО. За это Россия должна вернуть Крым, а также полностью отказаться от поддержки Донбасса, Южной Осетии, Абхазии, Приднестровья, ну и Сирии». И ещё, если она что-нибудь поддержим по недосмотру в Африке, Азии и в Латинской Америке, то от этого тоже надо отказаться. Потому что надо знать своё место». Что же это выходит? Они могут создавать у себя сепаратистские правительства для поставки в соседние страны, другие должны молча на это смотреть. Или даже не смотреть. Чего тут смотреть, там – взрослые люди делом занимаются. Нам лучше самообразованием заниматься, а то мы слишком отстали от Европы и за ловкостью их рук не поспеваем.

Гитлер чётко объяснил своё время. Он писал о том, что население России сплошь безграмотное, он подчёркивал, что в России интеллигенция, по его мнению, в большинстве своём принадлежит к нерусским национальностям, во всяком случае, к неславянским расам. Гитлер, впрочем, некоторых вещей не предусмотрел, потому что сегодня вообще не понятно, зачем справляться с тонким слоем интеллигенции, если самых ретивых её представителей население России описывает совершенно идентичным методом, что и он.

«Модернизации России мешают русские  – основная масса наших соотечественников живёт в прошлом веке, и развиваться не хочет. Русские ещё очень архаичны. В российском менталитете общность выше, чем личность… Большая часть (народа) находится в частичной деквалификации… Другая часть – общая деградация. Это – тревожная тенденция. (Игорь Юргенс, президент Института современного развития, сентябрь 2010 года).

Всем на свете стало бы легче, если русская нация прекратилась. Логика, которой руководствуется сейчас мой народ, сродни логики бешеной собаки. Бешеная собака бежит, сама не знает куда, исходит ядовитой слюной и набрасывается на всякого встречного». (Валерий Панюшкин, журналист, журнал GQ, февраль 2005 года).                     

Тут и Светлана Алексиевич, нобелевская лауреатка, подоспела: «Мы имеем дело с русским человеком, который за последние 200 лет почти 150 лет воевал. И никогда не жил хорошо. Человеческая жизнь для него ничего не стоит, и понятие о великости не в том, что человек должен жить хорошо, а в том, что государство должно быть большое и нашпигованное ракетами. На этом огромном постсоветском пространстве, особенно в России и Беларуси, где народ в начале 70 лет обманывали, потом ещё 20 лет грабили, выросли очень агрессивные и опасные для мира люди».  

Какой вывод мы должны сделать, прослушав все эти цитаты? А тот же самый, что мы делали из высказывания австрийского художника – на Востоке живёт огромное агрессивное Зло, которое надо либо цивилизовать, либо, если не поддаётся цивилизации, захватить, раздавить и заставить нормально ходить на задних лапах.

Российским и прочим славянским витиям стоит писать о фантасте из Латвии. Это Дидзис Седлениекс: «Презрительным словом русские или чуть более толерантным – русскоязычные, обычно обозначают низшего интеллектуального уровня homo soveticus вне зависимости от национальности. Это – генетическое отклонение от общечеловеческих ценностей, у этих существ вообще нет ничего ценного, включая человеческую жизнь. Понятно, что большая часть общества их презирает, у генетической ошибки или болезни нет никакой  связи с языком, на котором животное пытается говорить»

А вот тот самый художник 25 сентября 41-го года сказал примерно следующее: если безопасность Европы гарантирована, то, по его мнению, только в случае отбрасывания Азии за Урал. К этому художник присовокупляет ещё одну мысль о том, что русские, как он решил для себя, звери, и ни большевизм, ни царизм их не переделали. Просто звери по самой природе. Ну, звери, животные – какая разница? Но с другой стороны, если это – конструктивная критика, чего обижаться? Но всё равно многое из произносимого сегодня так похоже на Гитлера. И от этого странно. Дежавю, какое-то. Давайте-ка как-то выберем вместе – то ли Гитлер иногда умные вещи говорил, то ли все эти люди сошли с ума. Вам какой вариант больше нравится?

А есть ещё третий вариант. Перед нами случайное совпадение. Если Гитлер и конструктивный критик называет свинью свиньей, то свинья от этого свиньёй переставать не станет. Правда? Ну, всё равно слишком много этих совпадений. К тому же они не только на словах звучат, но и делами подкрепляются. Например, если нас будут убивать в массовых количествах, кто-нибудь из процитированных нами, и тысячи-тысячи не процитированных, посчитают себя участниками преступления? Кроме того, чтобы убивать, порой и не нужно бомбить – если правильно всё обустроить, сами вымрут и одичают.    

Подготовил Димитрий Кленский

Add comment

 


Security code
Refresh

Читайте также:

Вход на сайт