или Зачем быть потрясёнными, когда надо что-то делать!  

Несколько тысяч просмотров собрал  видеоролик, который на радостях опубликовал без редакционных комментариев русскоязычный портал Rus.Postimees.ee. Единственное, что отметил «интеграционный» портал, так то, что «общественность Эстонии была потрясена видеозаписью, на которой группа подростков жестоко избивала своего сверстника».

Но «потрясённая» русская и русскоязычная общественность молчит. А также культурные и общественно-политические деятели, соотечественники, Левая партия, правозащитники и русофильствующие «русские» центристы! Позор!

***

Ролик свидетельствует, что избиение младшего по возрасту было не дракой-«дуэлью», на которые согласились стороны из-за, якобы «изнасилованной»  девушки, а самосудом шпаны, зверским и садистским избиением несколькими 16-летними подростками явно  меньшего возраста лежачего, которого заставляли вставать для всё нового и нового избиения в окружении нескольких десятков (!) русских подростков-зрителей, в том числе девушек.

Первый вывод напрашивается само собой, отчасти это – результат 27-летней национальной политики восстановившей независимость этнократической Эстонии и оригинального решения нашим полу-полицейским государством «русского вопроса». Вместо европеизации русского и русскоязычного населения, его приобщения к ценностям Запада, мы видим превращение его во второсортную биомассу по всем социально-экономическим и общественно-политическим параметрам. Это – треть населения страны. Это не может не способствовать превращению молодёжи, сначала в изгоев (чужаков), впоследствии – в оскотинившееся быдло.

Предвижу, что хорошо интегрированные и лично преуспевающие и сытые «карманные» русские возразят: это единичный случай, не надо обобщать, это – демагогия и популизм. Во-первых, и этого факта достаточно для серьезной озабоченности по поводу судьбы своих сородичей в Эстонии. Во-вторых, разве СМИ не стали сейчас писать о частых нападениях молодежных банд в центре Таллина? Или прокуратура не сообщала о задержаниях несовершеннолетних? Отгадайте с одной попытки национальность большинства из них? Кстати, и в тюрьмах Эстонии эстонцы составляют меньшинство, хотя представляют большинство населения.  

***

Но моё возмущение и гнев породило то, что русская и русскоязычная общественность приняла происшедшее ужасным только в той степени, что русская беда не коснулось (пока?) их собственных детей. А так, ну, ужаснулись, а дальше что? Показателен комментарий на портале rus.Delfi.ee – некая Roxanne Chanel (17.09.2018 14:48) пишет: «Все хороши – нечего тут обвинять кого-то». Это логика «лавочника-колбасника»: моя хата с краю!

В данном случае (да, впрочем, давно уже) меня возмущают не столько эстонские националисты, которые увидев видеоролик, потирают от удовольствия руки. Меня куда больше возмущает никакая реакция русской и русскоязычной общественности. Недоумеваю по поводу того, что родители избитого подростка не заявили в полицию. Может это – трусость, но может и ощущение бессилия добиться справедливости. Увы, неэстонцев приучили не высовываться: что в политике, что в общественной жизни, что в социальных вопросах. Они убеждены: иначе ещё хуже будет. Кстати, выступать во всё «воронье горло» в СМИ Эстонии преимущественно допускают только в общем-то недостаточно культурных и, главное, ограниченных криштафовичей, метлевых, макаровых, кузичкиных, чириковых и прочих неэстонцев, лояльных этнократии (среди которых и «русские» центристы).  

***

Когда сегодня ветераны русской общественно-политической жизни собираются и обсуждают, в чём была вина Эстонской республики 30 лет назад, то невольно задаешься вопросом: а мы сами ни в чём не виноваты? Нет, не в том духе, как сбежавшая из России псевдо-диссидентка Евгения Чирикова винит в своём письме Президенту ЭР местных русских за то, что они не прогнулись перед этнократией и не стали признавать лживые западные ценности.

Вспомним: разве не русские политики два десятилетия грызлись между собой (не важно, на чьей стороне была правда)? Но это – факт. Разве не т.н. русская и русскоязычная элита не стала защищать «Бронзового солдата», назвав его защитников «толпой»? Не она провалила «русскую политику» в 90-е годы, променяв русскость на абстрактный и неуместный в данном случае интернационализм? Не она обвинила в провалах на выборах в нулевые годы последних совестливых русских политиков за то, что тем не хватает интеллектуальности? Хотя в это же время, когда авторитет «русских» партий стал падать, они отказались применять свои знания и опыт, необходимые для облегчения положения дискриминируемого русского и русскоязычного населения. Может и потому, что им уже не светила карьера в русской политике или потому, что побрезговали своим вчерашним электоратом – русским «быдлом», чтобы остаться в глазах националистов респектабельными? И не они ли применили свой интеллектуальный потенциал, вступив в эстоноязычные партии, что позволяло сделать карьеру уже за счет прямого предательства интересов русского и русскоязычного меньшинства? А чем лучше были представители чисто русских партий? И особенно те, кто со временем переквалифицировался в «русские» центристы? Не они на радость этнократов, несмотря на свои красивые слова, в реале лишь имитировали защиту «Бронзового солдата», русской школы, борьбу с безгражданством и многовекторной дискриминацией, в том числе, русского языка?

***

Можно согласиться с тем, что соотношение сил в пользу этнократии,  особенно при равнодушии и безразличии России (и не только ельцинской),  скорее всего, была предопределена. В итоге русское и русскоязычное население оказалось у разбитого корыта. Но возможно в случае толкового сопротивления это корыто было бы сегодня разбито не так основательно?

В последний год наши власти во главе с Президентом ЭР наивно пытаются скрыть «русский вопрос» (на деле – «эстонский позор») лакировкой с помощью показного дружелюбия к неэстонцам. Но нужны не слова и политические русофильские перформансы в Нарве и на северо-востоке. А местным жителям постыдно подыгрывать этому, играя роль счастливых статистов. Увы, мы уже видим немало таких «благодарных» русских и местных русофонов , подверженных «стокгольмскому синдрому». Но разве и в «духовном концлагере», где приходится быть послушным и помалкивать, не должно сохранять человеческое и национальное достоинство?

Однако с этим как раз у русских и русскоязычных жителей нашей страны всё больше и больше проблем. Купившись, в условиях потребительского мира, условно говоря, за миску с похлёбкой и соглашаясь в лучшем случае на общественно-политическую и социально-экономическую «галёрку» в обществе, русское и русскоязычное население согласилось со своим гражданским статусом манкурта. И чем дальше – тем всё хуже.

***

Мало того, что русские люди в Эстонии не могут без репрессивных для себя последствий осуждать НАТО и США, объявившие Россию своим врагом. Иначе рискуешь прослыть «рукой Москвы» и врагом Эстонии. Русские должны покорно кивать головой, даже когда центристы (за которых они с упоением слепо голосуют на выборах) ратуют за размещение в Эстонии американских ракет «Пэтриот».

Они не могут возражать «своему» премьер-министру, центристу Юри Ратасу, который требует от Москвы возвращения Украине Крыма, а также сохранять и увеличивать санкции против России. Эстонские демократы не считаются с тем, что вынуждают русских предавать Отчизну и прародину, например, и в плане нравственном. Защитники «Бронзового солдата» сегодня вынуждены безразлично взирать на русофобские выходки ультра-националистов, героизирующих эстонцев, воевавших на стороне Гитлера. Поскольку русофобские эстонские СМИ и «европейски культурная» общественность Эстонии закрывают глаза на то, когда политический проходимец Евгений Криштафович посылает в «одно» место Президента соседней России, то русские и русскоязычные жители, да и порядочные эстонцы, могут позволить себе протестовать по этому поводу только на кухне или про себя.

***

Случившийся в присутствии русской молодёжной толпы самосуд – свидетельство очевидных признаков деградации русского и русскоговорящего населения Эстонии. Этот случай, что верхушка айсберга. Всё говорит о том, что русских постепенно, но последовательно «ломают», обращают в чужую веру, навязывая чуждое индивидуалистическое, протестантское миросозерцание. Из них формируют современных янычар Запада (набор в янычары был одной из повинностей христианского населения Османской империи для формирования элитных воинов и карателей). Из местной русской молодёжи, Эстония, уже не таясь, воспитывают надёжных ультра-русофобов.  

Не понимать этого, мириться с этим, то же самое, что соглашаться быть холопами новоявленных прибалтийских баронов (только теперь эстонских). Это то же самое, что подписать себе приговор – содействовать перманентной зачистке русских и изгнания из Эстонии русского духа. Отдадим должное умению эстонской этнократии делать своё подлое дело, не спеша и последовательно, незаметно и результативно.

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин), старец-духовник Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря учил: «В рабство не стремись сам и свободу других учись ценить». У нас получается так, что свободу эстонцев и Запада мы ценим, а своей – пренебрегаем. Этому надо противостоять. Вспомните фильм «Александр Невский» и слова из него: «Вставайте люди русские!»

***

Давно говорилось о необходимости созвать большой Русский форум и обсудить перспективы и реальную ситуацию с русским и русскоязычным населением, которое за 30 лет так и не приобрело общинные черты. Надо что-то делать. Изучать опыт Русского союза Латвии, сумевшего снова поднять русских в защиту сохранения русскоязычного образования в Латвии, надо создать свой Русский союз. Не должно вестись на жульнические компромиссы (когда уступает только русская сторона) с этнократической властью, как это было с представлявшими русские и русскоязычные  интересы политическими компрадорами в т.н. русофонских (русскоязычных) партиях. Пример тому и практиковавшиеся некогда Круглые столы нацменьшинств при Президенте ЭР, где в розницу и оптом предавались и продавались (и ради личного благополучия) интересы местных русских и русскоязычных жителей. По-моему вполне естественно провести городское родительское собрание в школе или школах, ученики которых участвовали в показательном самосуде «Русский, бей русского!» Так найдутся ли те, кто захочет и сумеет организовать такой встречный общественный суд?

Если же скажут, что это – наивно, пусть предлагает свои варианты. Иначе это признание трусости/бессилия или одобрение моноэтнической политики ЭР.    

***

Определив, в какую экзистенциальную яму мы попали, надо поставить свои цели (не от имени этнократов и центристов) и выработать методы, как их добиться. Лейтмотивом этих устремлений могло бы стать стремление к полному этническому равноправию. А потом, когда эстонское этнократическое общество расстанется со своими комплексами национальной неполноценности и откажется от провинциальности и ограниченности в решении национального вопроса – и полного равенства с эстонцами.  

Мне скажут, что поздно, поезд ушёл. Таким отвечу так: если так и есть, то не надо прислуживать этнократам-русофобам, лакействовать перед ними, что равноценно легитимации враждебного отношения Эстонии и всего Запада к местным русским и России.    

А пока стыдно за русских, в том числе и за себя. Наш конформизм приведёт к тому, что наши дети и внуки перестанут быть русскими и, скорее всего, станут-таки плебеями эстонского общества. И не дай Бог, станут такими, как те, кто учинил в Таллине перформанс с садистстким избиением своего соплеменника.

 

Димитрий Кленский, журналист

Таллин, 17-22 сентября 2018 года

Послесловие. К счастью в наших СМИ появился неравнодушный человек к этой истории. Это – редактор раздела Bublik портала rus.Delfi.ee Александра Матвеева. Она рассмотрела важные аспекты этой истории-явления, но, увы, не только признала происшедшее неизбежностью. Она утверждает: «Подобное было всегда и во все времена… Всё было, перестаньте. Раньше в СССР и про депрессию не говорили, так что, ее тоже не было?» Досаден этот к не месту прогиб перед русофобами, но главное, что автор признала бессмысленным бороться с таким злом. Об этом – ни слова. Хотя речь идёт не подростковых драках, а публичном садистском избиении и унижением личности. Сюда я бы добавил и мнение о том, что применение физической силы пропагандирует и современные Интернет, кино и телевидение. Допустим. Но тогда у меня свой довод: люди издавна употребляют алкоголь,  курят, стали массово употреблять наркотики, продают своё тело, что не отменяет борьбу с этим злом – разрабатываются даже государственные программы противодействия, меры по устранению причин социального негатива. Или и от этого надо отказаться, так как нет от Зла избавления?

Add comment

 


Security code
Refresh

Читайте также:

Вход на сайт