Star InactiveStar InactiveStar InactiveStar InactiveStar Inactive
 

Совсем скоро начнутся - по новому и по старому стилю - новогодние празднества, а с января наступят будни нового 2013 года.

Каким он будет, как говорится, покажет время, но об одном из важнейших событий наступающего года стоит вспомнить и подумать заранее. Я имею в виду очередные муниципальные выборы, которые состоятся меньше чем через год, 20 октября.

Политические силы уже начали подготовку к более или менее легитимному приходу к власти на всех уровнях. Ведь совершенно понятно: каков будет исход муниципальных выборов, такова будет и перспектива для претендентов на кресла в Рийгикогу на очередных парламентских выборах 1 марта 2015 года.

Надо ли готовиться к выборам тем, кто ни на какую власть претендовать не может, но кто хотел бы более справедливой и устойчивой жизни для себя и для своих детей? Надо ли вообще кого-то выбирать или есть смысл махнуть рукой - не хочу, мол, мараться в ваших политических играх, выбирайте сами? Как можно (если можно) повлиять на выборы в целом, объединяя свои силы для достижения своих целей? По сути дела, главный вопрос: что делать здесь, на Северо-Востоке, задвинутому на задворки политической и экономической жизни русскоязычному избирателю, интерес к которому очередной волной повышается в период ловли голосов и не более того.

Вопросов - много. Ответы на них могут быть неоднозначными, но разбираться в происходящем - необходимо.

На сей раз с предложением взять на себя роль обозревателя ситуации мы обратились к известному в Эстонии общественно-политическому деятелю, журналисту Димитрию Кленскому.

Как независимый политик, Кленский имеет смелость не подстраиваться к «генеральной линии». Он со всей страстью, опираясь на собственный опыт, на умение видеть факты, анализировать их и делать выводы, гнет свою линию, чем накликает на себя гнев властей предержащих, вплоть до попыток дискредитировать его имя и его поступки в глазах тех, за чьи интересы он борется. Мы с Димитрием хорошо знакомы еще со времени участия в РДДЭ (Русское демократическое движение Эстонии) два десятка лет назад, поэтому общаться будем на «ты».

- Димитрий, будучи таллиннцем, какой ты видишь ситуацию на Северо-Востоке Эстонии? Есть ли какие-то принципиальные различия между положением и умонастроениями жителей разных регионов?

- Каких-то особых различий я не вижу. По крайней мере, между населением Таллинна и Северо-Востоком страны, и там, и там неэстонцы в большинстве. Потому и болевые проблемы мало чем отличаются.

- Какие проблемы выделил бы ты?

- Во-первых, я считаю, что Эстония скатывается непонятно к какой демократии, которая больше напоминает для меня полицейское государство. Оно хорошо закамуфлировано, сохраняет видимость демократии, и позволяет властям вести двойную игру.

Эстонские власти двадцать лет живут за счет неэстонского населения, которое лишено многих основных политических и гражданских прав или, как признали эксперты ООН, отторгнуто на окраины общественно-политической и социально-экономической жизни страны. Уже многие годы неэстонцы в 1,5-2,5 раза проигрывают эстонцам по самым разным социально-экономическим показателям: по зарплате, по уровню безработицы, по уровню высшего образования молодежи. Если в начале 90-х образование и карьерный рост у них были примерно одинаковыми, то уже в 2003 году карьерный рост у русскоязычных при перфектном владении эстонским языком снизился в два раза.

Во-вторых, сейчас, когда кризис приобрел общемировой масштаб, Эстония переживает еще и внутренний - как политический, так и экономический - кризис, который при наших реалиях ложится на плечи бесправной части населения.

Когда Лиги хвалится, что наши показатели таковы, что мы можем той же Греции помогать, надо понимать, что это будет делаться за наш счет, за счет снижения социальной защищенности наших людей. Нельзя не признать, что уровень социальной защиты населения в «бедной» Греции в разы выше, чем у нас. Это наши люди на самом деле бедные и нищие. Но ведь нельзя быть бесконечно нищими.

Межэтническое неравноправие приводило к тому, что какое-то время назад эстонцы жили лучше, чем русские. Русские были недовольны своим социальным положением. Сегодня и эстонцам стало хуже жить. Недовольны и эстонцы. Дело идет к общему недовольству, уже бастуют учителя, медработники, железнодорожники, энергетики.

А власть не хочет расставаться с теплыми местами. И потому каждый раз, приближаясь к выборам, начинает заигрывать со своим электоратом, разыгрывая в том числе и так называемую «русскую карту». Строго говоря, если бы в Эстонии не было почти трети неэстонского населения, то разборки шли бы между своими же. А в наших обстоятельствах есть возможность перенести недовольство в межнациональное русло.

- Однако кажется, что с весны этого года какая-то борьба идет и внутри партии власти. Эти вдруг вспыхивающие скандалы, разоблачения, странные отставки и перестановки…

- Это уже не кажется странным. Все закономерно. В Партии реформ готовятся перемещения, некоторые осведомленные политики называют имя господина Сийма Калласа, который вовсе не собирается на пенсию после возвращения из Брюсселя. И который, скорее всего, планирует занять место Андруса Ансипа.

Там идет столкновение интересов между своими же. И нынешняя шумиха не что иное, как игра, которая должна привести к политической рокировке (замена Ансипа на Калласа), создать в обществе иллюзию очищения и обновления партии и – по принципу обмена шила на мыло - сохранить антинародный курс национал-либеральной правящей коалиции во главе с реформистами.

- Но вернемся к Северо-Востоку. Как говорится, когда паны дерутся, у холопов чубы трещат. Какая роль отводится нам?

- А вот правильно сказано про холопов. Какая роль может быть у того, кто настолько отодвинут от реального участия в политической жизни, что, похоже, рукой махнул: от меня ничего не зависит, нечего и шевелиться. Если смириться с навязанной ролью холопа, то ничего и не надо делать.

- Поставлю вопрос иначе. А что мы можем, что от нас зависит? Сейчас мы будем выбирать местные органы власти. Здесь, кажется, все ясно, мы знаем примерно круг людей, которые станут кандидатами в депутаты. Конечно, впереди предвыборная борьба между основными партиями, но в наших условиях ее накал и значимость несравнимы с той же борьбой в Таллинне.

- И тем не менее, надо понимать, что от каждого из нас зависит, кто будет избран. А чтобы этот выбор был в нашу пользу, надо думать, за кого отдать голос. Из чего выбирать? Реально претендуют на власть реформисты, социал-демократы, Союз Отечества и ResPublica(IRL)и центристы, остальные - не в счет. Понятно, что к каждой из этих партий у нас есть претензии, выбирать придется, как говорится, из четырех зол меньшее.

Реформисты и республиканцы - абсолютно не те силы, которые станут решать проблемы неэстонцев. Поддержка их в Ида-Вирумаа всегда была минимальной. На Северо-Востоке, как, впрочем, и в Таллинне, основная борьба развяжется между социал-демократами и центристами.

Социал-демократы сейчас очень активны, они мнят себя какой-то новой силой, которая на что-то способна. Хотя на самом деле это политическая сила, только создающая впечатление социальной ориентированности.


Соцдемы зачастую декларативны, они хороши в оппозиции, но многие политологи не видят у них способности быть во власти. Конечно, социал-демократы более социальны, чем реформисты или IRL, вопроса нет, но мы не можем забыть, что это партия президента Ильвеса, что это партия Юри Пихла, министра внутренних дел, который реализовал Бронзовую ночь, организованную Ансипом.

Я лично сильно сомневаюсь в искренности социал-демократов в национальном вопросе. Сильно сомневаюсь. Я верю отдельным личностям, Яаку Аллику например. Может быть, еще молодому Осиновскому. Но не они решают в партии, как идти, куда идти. У эстонских социал-демократов на самом деле характер политики моноэтнический. В последнее время они маскируют это социальными лозунгами и риторикой о «важности роли русских Эстонии». Но это не меняет сути. Русофильская риторика партии чисто популистская, фальшивая, для меня откровенно фальшивая. Некоторые меньше понимают, некоторые верят даже. Многие им верят, но я просто больше знаю.

- Наши избиратели традиционно больше всего верят центристам и голосуют за центристов как за партию наиболее последовательно проводящую политику защиты интересов как эстонцев, так и неэстонцев.

- Да, это общеизвестно, как известно и то, что и центристы - не идеальный выбор. И у них та же русофильская риторика носит половинчатый характер. Вот к примеру. Сейчас борются за сохранение образования на русском языке. Кто борется у центристов? Яна Тоом, Михаил Стальнухин с вашего Северо-Востока и Михаил Кылварт. Это что, эстонцы? А что эстонцы говорят? Я не слышал за последние два-три года, чтобы что-то по этому поводу сказали эстонцы, Сависаар. Где позиция самой партии? Ее нет. И так во многом. И все-таки наша надежда - именно на центристов, хотя и давно прозванных «меньшим из всех зол».

Идеальной в создавшейся ситуации видится абсолютная победа центристов, оптимальной - их коалиция с социал-демократами. Но отобрать у Центристской партии власть, по крайней мере в столице, уже обещали и социал-демократы, и реформисты, с которыми центристы готовы разыграть свой пасьянс. Если центристы не наберут больше половины голосов, то остальные партии с ним коалицию создавать не будут. Если победят социал-демократы, то они создадут коалицию с реформистами и IRL.

А поражение центристов означает для русских полную победу моноэтнизма и лишение пусть во многом символического, но лояльного отношения к себе эстонцев в лице этой партии.

- Один из основных вопросов - что же делать? Как говорится в известном мультике, «у вас есть план, мистер Фикс?»

- Есть ли у меня «план»? Я предлагал его еще перед парламентскими выборами 2007 года. Надо создать лево-центристский фронт, свой избирательный союз: центристы, социал-демократы, все русские маргиналы. Надо объединиться против этой правизны, которая прет нагло. И договориться о полной поддержке центристов.

В обмен на это надо потребовать кое-что от центристов. А именно, надо впрямую сказать: мы согласны вас поддержать и провести огромную массовую работу по агитации той части русскоязычного населения, которая не ходит на выборы, чтобы они отдали свой голос за кандидатов Центристской партии, а взамен вы включаете в избирательные списки наших активистов, лидеров «Русской школы Эстонии», возможно, даже предоставите право на создание своей фракции.

Обязательно должен быть подписан договор, где были бы оговорены пункты - образование, языковая инспекция и т.д., по которым была бы договоренность голосовать консолидированно. Как, например, лет десять назад по вопросам русской православной церкви. Тогда речь шла о выборах в Рийгикогу. Но начинать работу надо уже сейчас.

Главное, не дать остальным трем партиям прийти к власти.

Русским это выгодно? Выгодно. Значит, надо действовать.

- Спасибо за интервью. Я так понимаю, что ты и сам в стороне от выборов не останешься. Желаю тебе удачи.

- Нет, скорее всего, сам я в выборах участвовать не буду. Но проголосую...

«Вы можете не заниматься политикой, все равно политика занимается вами».


Слова французского писателя и политического деятеля Шарля Форба де Триона де Монталамбера (1810-1870).

Смысл выражения: быть вне политики нельзя - в любом случае тот, кто сознательно ее избегает (не участвует в выборах, никак не заявляет своей позиции), все равно остается в сфере политики, только уже в качестве ее объекта - объекта политических технологий, информационной обработки. Так аполитичный человек открывает путь к власти тем, кто стремится к ней, и тем самым он все равно объективно участвует в политическом процессе.

 

rus.DELFI.ee

Add comment

 


Security code
Refresh

Читайте также:

Вход на сайт