Star InactiveStar InactiveStar InactiveStar InactiveStar Inactive
 

11 июня в РКЦ. Фото: Александр Хмыров

Ее рассказали три грузинских правозащитника: Георгий Хаиндрава, Константин Чиквиладзе и Шота Апхаидзе. В отличие от тех российских «правозащитников», которых привозит в Таллинн и развозит выступать по школам возглавляемая небезызвестным Криштафовичем организация, эти люди действительно рисковали свободой и жизнью в борьбе против диктаторского режима.

Увиденное своими глазами действует намного сильнее слов. Георгий Хаиндрава показал в Таллинне свой документальный фильм «Маяк демократии». И он произвел ошеломляюще впечатление.



Хаиндрава – не только кинорежиссер. Кинокамера в его руках – оружие борьбы за свободу и права человека. Рискуя жизнью, он снимал 9 апреля 1989 года мирную демонстрацию в Тбилиси, разогнанную солдатами с саперными лопатками в руках. При режиме Звиада Гамсахурдия он за съемки демонстрации протеста оказался в тюрьме. В правительстве Эдуарда Шеварднадзе два года занимал пост министра по делам Абхазии, но увидев, что новый режим мало чем лучше прежнего, ушел из политики и полностью посвятил себя кинематографу. Однако после «революции роз» Михаил Саакашвили вновь позвал его в правительство, дав пост министра по урегулированию конфликтов. Но Хаиндрава и там пришелся не ко двору: он был категорически против силовых решений грузинско-абхазского и грузинско-южноосетинского конфликтов.

Человек, отказавшийся от парламентской неприкосновенности

Режиссер спешил, он предупредил, что должен будет уйти до конца фильма, но тут мне повезло: через несколько минут показа забарахлил компьютер, и пока его меняли, нам удалось побеседовать

- Батоно Георгий, вы начали делать этот фильм еще до падения режима Саакашвили?

- Да, примерно за год до того.

- Это было опасно?

- Знаете, мне не привыкать к опасности. После того, как я порвал с Саакашвили, против меня возбудили семь уголовных дел. По обвинениям: в государственной измене, в подготовке государственного переворота, в шпионаже в пользу иностранной державы, в связи с уголовным миром... да в чем только не обвиняли!

- Богатая фантазия у вашей госбезопасности?

- Это уже у них вошло в рутину. Режим Саакашвили не утруждал себя поисками аргументов, когда речь шла о том, чтобы обезвредить инакомыслящих. Когда режим пал, выяснилось, что в Грузии было 180 политических заключенных. О пытках, которые применялись в тюрьмах против врагов режима, вам, наверно, уже известно.

- Насколько серьезно вы рисковали жизнью?

- Ради правды и свободы человек обязан рисковать собой. Я дважды избирался в парламент, и оба раза отказывался от мандатов, чтобы дать понять людям: бороться можно и тогда, когда ты не защищен депутатской неприкосновенностью.

- Сейчас во главе правительства Грузии стоит Бидзина Иванишвили, но Саакашвили сохранил за собой пост президента. Это двоевластие?

- Нет. Саакашвили фактически не имеет реальной власти в стране. Согласно Конституции он должен был уйти в отставку еще в начале этого года. Но еще до выборов в парламент, которые закончились для его партии полным поражением, он антиконституционно продлил свои полномочия еще на десять месяцев, так что уйдет он только в октябре. Хотя теперь он как президент – ноль. Человек лживый и коварный, он лишился уважения абсолютного большинства грузин.

- Его советником числился Март Лаар. Что он насоветовал Саакашвили?

- Право, не знаю. Думаю, что он только формально числился советником.

- Что представляет из себя нынешний глава правительства Иванишвили? Я слышал о нем много хорошего от замечательного режиссера Роберта Стуруа. О том, что Иванишвили в самые трудные годы спас от нищеты театр им.Руставели.

- Не только! Он помогал всем театрам, всей грузинской культуре. Будучи очень богатым человеком, он в общей сложности вложил в искусство и культуру Грузии 1 миллиард 200 миллионов долларов. Причем свою помощь он не афишировал. О том, кто этот таинственный меценат, наверняка знали немногие, хотя, конечно, многие догадывались. Став премьер-министром, он амнистировал политических заключенных, инициировал расследование ряда преступлений, совершенных режимом Саакашвили.

- В начале картины идет посвящение Ирине Энукидзе, кто она?

- Это женщина, которой удалось добиться правды в Страсбургском суде. Ее сын Сндро Гирвлиани был убит сотрудниками спецслужб Грузии. Вы это увидите в конце фильма; двое парней в баре поссорились с компанией, в которой были несколько высокопоставленных деятелей спецслужб и жена министра МВД. Она и потребовала убить Сандро. Это дело пытались замять, но мать дошла до Страсбурга. Вообще Запад на многие безобразия, которые творятся в постсоветских странах, смотрит сквозь пальцы, но здесь уже не вмешаться было просто невозможно.

- Какое впечатление на вас произвел Таллинн?

- Я давно не был здесь. С юных лет, когда играл за молодежную баскетбольную команду тбилисского «Динамо» и приезжал в Эстонию на соревнования. Тогда у вас были великолепные баскетболисты! Уже тогда для нас Таллинн представлялся кусочком Запада, кусочком Европы, и сейчас, как мне кажется, он стал еще прекраснее. Чувствуется, что в городе заботливые хозяева и в нем царит хороший порядок...

11 пунктов государственного терроризма

В первых кадрах фильма «Маяк демократии» цитируется Женевская деклараци 1987 года о государственном терроризме, состоящая из 11 пунктов. В том числе:

Практика полицейского государства, направленная против своих граждан: наблюдение, разгон собраний, контроль за новостями, избиения, пытки, ложные аресты, массовые аресты, фальсифицированные обвинения, показательные суды, убийства;

Атака вооруженными силами государства целей, которая представляет угрозу для гражданского населения, живущего в другом государстве; отмена гражданских прав и свобод, положений конституции и законов под предлогом противодействия терроризму;

Кампании по дезинформации, направленные на дестабилизацию других государств и т.д

Фильм показывает, что все эти бесчинства при режиме Саакашвили расцвели пышным цветом.

Вот спецназ в шлемах и бронежилетах, с пластмассовыми щитами, разгоняет массовую демонстрацию протеста. В ход идут дубинки, резиновые пули. Арестованных волочат по земле, связывают, прижимают к мокрому асфальту.

В этот момент невозможно было не вспомнить «Бронзовую ночь». Конечно, мера жестокости полиции в Таллинне была несравненно ниже, чем в Тбилиси, но это говорит не о великодушии, а об иных поведенческих нормах. Взрывоопасный Кавказ не то, что тихая Эстония, жителей которой надо было очень искусно спровоцировать, чтобы протест против подло тайного переноса братской могилы павших в Великой Отечественной войне и памятника им, превратился в погромы витрин. Мы ведь до сих пор не знаем механизма, который привел в действие эти эксцессы, и только догадываемся, кто за этим стоял...

Вот вертолеты обстреливают горное селенье. Не южноосетинское, а грузинское! В чем дело, после фильма пояснил Шота Апхаидзе, несколько родственников которого были тогда убиты. Все село было настроено против режима. Президент знал об этом и решил действовать превентивно. Горцев обвиняли в подготовке вооруженного восстания. Оружие у них действительно было, охотничьи ружья, которые горцам разрешали иметь и при советской власти, и при царе; опасность они представляли только для диких зверей, но режиму важно было дать показательный урок несогласным.

И снова разгоны демонстраций, раненые, убитые...

Беженцы, которых режим лишил крова и пищи...

Танки, вступающие в Южную Осетию. Саакашвили в камуфляже, произносящий с трибуны воинственную речь.

И... убийственный кадр! В небе над Тбилиси появляются два Су-23, никаких агрессивных намерений они не демонстрируют, но на лице президента страх, он ускоряет шаги, затем бежит, укрывается бронещитом...

В конце фильма – перечень преступлений против личности. Таинственная смерть тогдашнего премьера Зураба Жвания. Официально было объявлено, что он скончался, отравившись газом из неисправного нагревательного прибора, но...в те дни из-за аварии газа в Тбилиси не было.

Странная гибель в Лондоне влиятельного оппозиционера Бадри Патаркацишвили.

И дело об убийстве Сандро Гирвлиани, о котором мы говорили с Георгием Хаиндрава.

Страшная правда, в которую тем сильнее веришь, что красноречив здесь видеоряд, а слово сдержанно.

 

Add comment

 


Security code
Refresh

Вход на сайт