Star InactiveStar InactiveStar InactiveStar InactiveStar Inactive
 
Митинг в защиту русских школ.  Фото: Станислав Мошков/«День за днем»
Митинг в защиту русских школ.  Фото: Станислав Мошков/«День за днем»

Именно с таким призывом обратился в эфире «Эстонского радио» (Eesti Raadio) глава правительства Эдгар Сависаар, когда последний раз русские люди в таком количестве собирались на Дворцовой площади летом 1991 года. Тогда они попытались штурмом взять дворец и даже проникли во внутренний двор. И намерения были у людей не самые мирные. Правда, тогда они толком не знали, чего хотят.

Спустя почти 21 год уже другое поколение политиков, надеюсь, с другими чувствами и без того страха смотрело из окон того же исторического здания на собравшихся русских.

Народ за это время сумел в своем политическом развитии дойти до организованного массового протеста. Посмотрим теперь, каков уровень политического развития наших властей, чего они достигли на этой ниве за 21 год.

Вот Эне Эргма на недавней международной конференции «Демократия в водовороте перемен» заявила, что в нашей стране действует добрая традиция  привлечения заинтересованных групп и общественности к формированию правительственных решений. Мол, делается это, чтобы обеспечить постановлениям наилучшее качество и легитимность. Это говорит второй человек в государстве. (Первый-то помалкивает: надо ведь быть президентом всех жителей Эстонии, а тут школа на «языке оккупантов». Вот у него язык и не поворачивается сказать третьему человеку в стране – уничтожать образование, а с ним и культуру – это мерзко.) Посмотрим, как будут теперь привлекать заинтересованные группы: серьезный митинг и петиция с несколькими тысячами подписей, полагаю, можно назвать заинтересованной группой и общественностью.

Но не исключено, что правительство проигнорирует этот достаточно звучный протест, кстати, не только русских. На митинге были и эстонский интеллектуал, и болгарский ученый – это те, кого я сам видел, уверен, что были и другие достойные люди. Они считают, что необходим диалог, а не запреты, что власти должны быть толерантны к законопослушному населению, требующему соблюдения законов и конституции.

Директор Института социологии образования Российской академии наук, академик, Владимир Собкин, считает, что толерантность  предполагает смелость: «Я вступаю в диалог с другим, не потому, что я его боюсь. Именно не боюсь и потому готов вступать в диалог, в дискуссию, в отношения равных. А если боюсь и хочу победить его  - это бесконечное напряженное желание перебороть, перекричать» …

И сейчас власти должны показать готовность к диалогу. Пока же им важнее образ врага. И в нашем случае одной части общества указывают, что другая – ваш враг.

Происки врагов

Я же на этом митинге больше думал не о судьбе русской школы, а о том, как отреагирует на этот митинг правительство. Потому что от его дальнейших действий зависит во многом опять же не столько то, что будет с нашими гимназиями, сколько будущее эстонцев.

Ну, ликвидируют школу «с целью повысить конкурентоспособность русских на рынке труда в Эстонии». Потом, с целью обеспечить лучшую социальную среду местным русским, предложат переселить их в какое-то одно место, чтобы им было удобнее общаться друг с другом, а там уже и объяснят, что теперь вы хорошо обучены в эстонских школах и общаться между собой должны на государственном языке. А то ваш русский язык расстраивает обитающих у нас птиц, а мы сейчас взяли перед Европейским Союзом обязательство повысить уровень экологической толерантности к нашим пернатым обитателям.

И вот враг (а защитников русской школы скоро видимо официально объявят  врагами эстонского государства) будет побежден. Но такого рода правление - сначала преследуется внутренний враг, затем обостряются отношения с внешним врагом и по-прежнему эстонцы живут в постоянном страхе - и русские, и эстонцы уже проходили. Оно нам надо?

А ведь есть очень простой выход. Его предложил эстонский портал «Дельфи» (Delfi): «Может, все-таки сначала обеспечим такое качество уроков эстонского языка, чтобы посещавший их ученик, родной язык которого не эстонский, был в состоянии изъясняться на эстонском? А потом уже будем рассматривать вопрос преподавания других предметов на эстонском языке?» Учителям, ученикам и политикам надо вместе найти решение, при котором дети, независимо от родного языка, овладеют как государственным языком, так и преподаваемыми в школе предметами, указывают эстонские журналисты: «Главное - устранить ситуацию, при которой десятилетиями школа выпускала людей, которые не выучивали государственный язык своей родины».

И слава богу, что редакционная заметка на портале обошлась без намеков на слабость русской школы. Она на самом-то деле очень сильная – ее двадцать лет сокращали,  ужимали, сливали, прекратили готовить для нее учителей, а она до сих пор выпускает учеников, которые поступают в вузы Парижа, Лондона, Берлина, Барселоны, Москвы, Петербурга.

Очень бы хотелось, чтобы в этом списке оставались и Таллинн, и Тарту.

 

Add comment

 


Security code
Refresh

Читайте также:

Вход на сайт