Star InactiveStar InactiveStar InactiveStar InactiveStar Inactive
 

На этой неделе эстонские СМИ спорили о том, прощать ли мужчину, бившего женщину, и давать ли кому-то двойное гражданство, но и о русских не забывали, пишет в своей рубрике Власть № 4 на Postimees Николай Караев.

Политбеженец из Томска Андрей Кузичкин доказывает эстонским читателям Postimees, что русские здесь сами уничтожают свою культуру. Дело вовсе не в дискриминации, пишет он. «Главная причина вырождения русской культуры Эстонии – в самих русских»; кто бы сомневался!

Луч света в бездарном царстве

По сути, «мнение» Кузичкина – это неприкрытая атака на Русский театр в лице его худрука, центристов в лице вице-мэра Таллинна и заодно ETV+ в лице почти всего телеканала. Русский театр автор сравнивает с Эстонским театром драмы: при почти равном финансировании (разница всего в 300 тысяч евро) к эстонцам ходят 120 тысяч зрителей в год, а к русским – 40 тысяч. Отчего? Естественно, оттого, что постановки худрука Игоря Лысова, по мнению Кузичкина, «не просто скучны, но бездарны». Простая мысль – сравнить финансовое благополучие эстонцев и русских – автора не посещает, а жаль: мог бы догадаться, что бедные посещают театр реже небедных.

Кто бы спорил, критика – дело хорошее, а Русский театр неприкасаемым быть не должен. Плохо то, что Кузичкин всё политизирует, причем бездоказательно. Да и к чему доказывать, скажем, что «посольство РФ, поддержавшее назначение Лысова на пост худрука, убедилось в его лояльности и русском патриотизме»? А ведь в глазах эстонского читателя этот пассаж равен обвинению: Лысов-то путинист! Мсье Кузичкин, а какие ваши доказательства? Извините за «мсье», но что-то же толкает вас называть Валентину Матвиенко «мадам», а Михаила Кылварта «Мишей».

Ну и далее: «Лысов хочет слышать в свой адрес только похвалу... Может, он и прав в том, что Русский театр – гетто, но, по-моему, его превращает в гетто сам Лысов». Чуть лучше дела у Центра русской культуры, но и там «жизнь по-настоящему кипит лишь в ресторане». Далее Кузичкин клеймит последний тотальный диктант, который Кылварт-де превратил в политическое событие, затем переходит к ETV+: «Вместо качественной журналистики увидело свет очередное “чудо” провинциального телевидения, сравнимое с “Новостями Маарду”. Новый телеканал характеризуют радостные местные новости, невзыскательный стиль ведущих и массовые ошибки и языковые огрехи. Общее впечатление: неказистость, непрофессионализм».

Вывод: «Государство создает для сохранения и развития русской культуры немало возможностей: дает здания, гранты, финансирование. Если русская культура при этом деградирует и чахнет, это проблема ее представителей». Однако же – воззавидуем себе! Ведь теперь наша культура обогатилась таким экспертом, как Андрей Кузичкин, ура!..

Грязнокровка, знай свое место

Кандидат в президенты Сийм Каллас неожиданно предложил узаконить двойное гражданство. Тема эта, отмечает редакция Õhtuleht, деликатная ввиду наличия в Эстонии ста тысяч граждан РФ (газета деликатно умалчивает о том, что если бы им дали в свое время синие паспорта, почти никто из них не стал бы брать красные): «Если они станут выбирать депутатов парламента, политический ландшафт изменится. Но участвовать в политике они могут и сейчас – на местных выборах, а косвенно – и на президентских».

Если «двойной гражданин» Эстонии и России решит служить в армии ЭР, мы можем и порадоваться, продолжает газета, но если завтра война, эстонский боец с паспортом РФ будет дополнительной угрозой безопасности. «Кандидат в президенты Урмас Паэт предложил составить список дружественных стран, с которыми двойное гражданство можно разрешить. Не надо быть гигантом мысли, чтобы понять, какой это подарок для враждебной нам российской пропаганды...»

На Delfi отпор Калласу дает министр юстиции Урмас Рейнсалу, не желающий, чтобы тут возникали «полуэстонцы» и прочее. Косвенно Рейнсалу упоминает и дискриминационную статью Конституции, хотя сам он сие дискриминацией не считает: отобрать гражданство у гражданина по рождению нельзя, будь он хоть тройной, хоть пятерной гражданин других стран, а у натурализованного – запросто. По словам министра, «в случае с натурализованными гражданами возникает, конечно, вопрос лояльности, например, на госслужбе: если лицо должно быть лояльно двум странам, как ему вести себя в случае их конфликта?».

Ясен пень, граждан по рождению это не касается. От них руки прочь! Они при наличии любых паспортов всегда будут лояльны Эстонии, ибо местная кровь загудит в их жилах и застучит в висках. А у нас, натурализованных, кровь не та. Грязнокровки мы, как полумаглы-полуволшебники в мире Гарри Поттера...

Виньетка ложной сути

Если в Центре русской культуры жизнь кипит в ресторане, то в Театре NO99 она кипит у крыльца. Именно там в январе худрук Тийт Оясоо бил (даже ногами в живот и по бедрам) актрису, состоявшую с ним в близких отношениях. Происшествие запечатлели видеокамеры расположенных рядом Минобороны и Банка Эстонии. Жертва обратилась в полицию, дело прекратили по договоренности сторон, актриса ушла из театра. Всплыло все это только сейчас.

NO99 славился перформансами вроде «Единой Эстонии» – как бы учредительного съезда популистской партии. Может, и избиение – лишь игра? Об этом пишет главред Eesti Päevaleht LP Ингрид Вейденберг: «NO99 умеет удивлять! Какая ошеломляющая реклама новому представлению!.. Театр хочет привлечь внимание к болячкам общества... Рекламная кампания – единственное объяснение, почему худрук, много лет с разящей иронией наставлявший общество, так себя вел. Он был беспощаден к политикам, он показывал со сцены пальцем на публику... Если через пару недель мы не увидим плакатов нового скандального NO-спектакля, я жду, что Тийт Оясоо как можно скорее покинет свой пост». (Уже.)

Реакцию СМИ точно описывает остающаяся анонимной жертва в открытом письме: «Пораженная действиями идола публика ищет ему оправдания, в то же время уверяя, что насилие ничем не оправдать... Оясоо не надо ни осуждать, ни оправдывать. Нужно говорить о насилии в отношении женщин. Исцеление начинается с осознания последствий своих действий».

Редакция Postimees видит здесь урок для всех: «В цивилизованном обществе, в правовом государстве цель уголовного дела – дать человеку сигнал: то, что он сделал, не должно повториться. В надежде, что тот будет жить прилично и законопослушно... Где граница, за которой буря осуждения перестает преследовать достойную цель?» Ученый Рейн Рауд на портале ERR пишет, что произошедшее не ставит крест на Оясоо – друге и художнике: «Одно непростительное действие, совершенное в момент эмоционального замешательства, способно уничтожить прежний путь человека, его достижения и то, как он изменил наше общество». Eesti Päevaleht видит в поведении Оясоо попытку обелить себя, а из того, как именно он бил потерпевшую, заключает, что худрук распускает руки (и ноги), видимо, не впервые. Õhtuleht спрашивает, можно ли руководить театром в шелковых перчатках – или актерам нужен Карабас-Барабас, и кстати вспоминает Эдуарда Томана, который в бытность худруком Русского театра бил коллегу стулом и повредил тому челюсть.

В Postimees писатель Сассь Хенно пишет по мотивам сетевых комментариев о «семи случаях, когда можно бить женщину». Итак: можно бить, когда это частное дело (на частность дела сильно напирал сам худрук); когда женщина дает повод (всегда, добавляет Хенно с грустным сарказмом); когда обстоятельства неясны; когда она не является твоей подчиненной, иначе нехорошо; когда ты не считаешь потом, что ее бил; когда ты не понимаешь, чем избиение женщины отличается от избиения мужчины; когда у вас какие-то расхождения. Welcome to Estonia.

Add comment

 


Security code
Refresh

Читайте также:

Вход на сайт