Star InactiveStar InactiveStar InactiveStar InactiveStar Inactive
 

Через неделю законодательная власть примет закон, который лишит историков, журналистов и других заинтересованных людей возможности устанавливать ход обсуждения и принятия решений в комиссиях парламента.

Наша демократическая власть семимильными шагами стремится на «Скотский хутор». Мне кажется, парламентарии взяли на себя повышенные обязательства к 29 января добиться полного соответствия нашего парламентаризма тому, что описал гениальный Оруэлл в своей антиутопии.

Судите сами. Едва ли не каждая партия говорит в своих предвыборных программах о том, что управление страной надо сделать более демократичным, более прозрачным. И, вероятно, для повышения уровня прозрачности председатель конституционной комиссии Рийгикогу реформист Марусте настойчиво проталкивает законопроект, по которому аудиозаписи заседаний комиссий по окончании работы очередного созыва парламента надо уничтожать.

Председатель парламента социал-демократ Нестор заявляет, что эти записи вообще никак не регламентированы никаким законом. И снова здрасьте: за 23 года одна из самых продвинутых в области современных ИТ-технологий страна в своем парламенте никак не регламентировала элементарную аудиозапись заседаний комиссий важнейшего государственного института.

На вопросы журналистов, зачем же уничтожать записи, председатель конституционной (!) комиссии Марусте отвечает, мол, их же слушать никому не интересно. Эта логика вписывается только в историю «Скотского хутора». Ему вторит и председатель нашего парламента Нестор, который в интервью газете «Постимеэс» заявляет, что в этих записях всякая чепуха, типа, «Черт, кофе пролилось на брюки!»

То есть, журналистов держат за таких туповатых незнаек, ну, ладно, расскажем вам, что там ничего нет такого уж любопытного.

Однако под давлением все тех же журналистов руководство парламента сформулировало свою точку зрения: пусть записи будут, вообще-то их надо уничтожать, но ладно, предоставим предварительно приведенные в порядок записи Национальному архиву. (Интересно, кто и как, руководствуясь какими соображениями, будет приводить их в порядок?!). А его работники пусть, мол, решают, стоит их хранить или нет. Кто-то из политиков даже поделился заботой об этом самом архиве: записи хранить нет места — замечание сродни высказыванию Марта Лаара о том, что у него стена на фейсбуке кончилась.

Вы скажете, что и бог с ними, с записями, они же протокол заседаний ведут, историки по этим документам узнают, все что нужно. Отнюдь! Все, что нужно, политики из этих протоколов уберут законным образом. Они предлагают вести протоколы так, чтобы там была указана повестка дня, принятые решения и, если кто-то из членов комиссии будет настаивать, – его мнение. Но все это без привязки к именам выступающих. Тут уж Оруэллу впору нервно отойти в сторонку, наши-то покруче англичанина будут!

Странным образом новый закон о порядке фиксирования заседаний комиссий проталкивается, кажется, с поздней осени, дни которой бранят обыкновенно. А зря.

Куда же мы без Латвии

Я, возможно, ошибаюсь и провожу надуманные параллели, но вот в июне прошлого года Департамент уголовных дел Верховного суда Латвии признал вину в служебном подлоге судьи Конституционного суда, бывшего депутата Сейма Винеты Муйжниеце. И вот так совпало, что после этого у нас заговорили о необходимости уничтожать записи и выхолащивать протоколы заседаний комиссий.

А при чем тут Латвия? А при том, что Муйжниеце, будучи депутатом Сейма и председателем юридической комиссии (!), подделала протокол заседания комиссии от 1 сентября 2009 года, на котором рассматривались поправки к Уголовному кодексу об ужесточении мер за незаконное финансирование партий. В декабре 2011 года Муйжниеце предъявлено обвинение. В том же году, странное совпадение, Райт Марусте избирается в Рийгикогу.

В июне 2014 года обвинительный приговор по делу Муйжниеце (штраф в размере 2846 евро) вступил в силу, и ее лишили полномочий конституционного судьи. А у нас после этого другой бывший судья инициировал демократически заостренные поправки, которые Рийгикогу уже принял в двух чтениях и 29 января примет в третьем.

И тогда захоти кто-то сфальсифицировать протокол, в подделках никакой нужды не будет, потому что в этих протоколах нечего будет исправлять. То есть, что бы там не наговорили наши народные избранники, которые так любят подчеркнуть огромную ответственность, лежащую на их плечах, теперь они спокойно уйдут от любой ответственности за отсутствием доказательств, как в наше время, так и в необозримом будущем.

Что же касается повышения уровня прозрачности и углубления демократичности работы комиссий, то замечательный пример реализации этой демагогии недавно продемонстрирован. Журналист-расследователь Тармо Вахтер, пишущий о знаменитой афере «неподкупных» радетелей за все эстонское из Рес Публики, попытался получить материалы обсуждения дела о предоставлении видов на жительство и прочих благ массе российских как бы бизнесменов. Получил он, как выражается наш премьер министр, сине-черно-белую фигу.

Итак, по предложению реформистов законопроект об изменении Закона о регламенте и порядке работы Рийгикогу ставит своей целью “сделать работу комиссий более открытой и прозрачной”. Для этого протоколы заседаний комиссии будут отражать ход заседания, принятые решения и формирование точек зрения и принятых решений. Для «обеспечения свободного обсуждения» их не будут увязывать с конкретными личностями, но при ходатайстве выступающего его точка зрения может быть запротоколирована.

А теперь давайте представим себе, как выглядел бы протокол “Комиссии Молотова – Риббентропа”, будь эти политики поумнее и последуй они рекомендациям нашего демократичного реформиста Марусте и его партийно-коалиционных товарищей.

«Протокол заседания “Комиссии Молотова – Риббентропа”.

Дата: 23 августа 1939 года

Присутствовали: министр иностранных дел Советского Союза Вячеслав Молотов и министр иностранных дел Германии Иоахим фон Риббентроп.

Обсуждали: вопрос о сферах влияния и возможном территориальном переустройстве.

Участники высказались по поводу сфер и территорий.

Постановили: согласиться с разделением сфер влияния и возможным территориальным переустройством».

И нет центнеров исследований, нет оснований для обвинения Германии и России в тайном сговоре за счет малых стран и прочего и многого другого.

И вот кто меня удивляет в этой ситуации, так это наши историки. Молчат, как воды в рот набрали. Или, может, высказываются, а я что-то пропустил?

Юлия Сокол
Редактор

Add comment

 


Security code
Refresh

Вход на сайт