Star InactiveStar InactiveStar InactiveStar InactiveStar Inactive
 

В эти дни на Красной площади в Москве, рядом с Мавзолеем В.И.Ленину и Кремлевской стеной с его коммунистическим Пантеоном проводятся показательные соревнования по керлингу. Уже это само по себе заставляет задуматься, а чем организаторы спортивно-развлекательной акции отличаются от кощуниц P**** Riot?

На российских федеральных телеканалах только что были показаны документально-исторические фильмы, посвященные Ленину и двум революциям 1917 года. Справедливости ради надо признать, что они намного объективнее всего того, что писалось на эту тему. Но, все-равно, оценки носят субъективный характер, часто не самых авторитетных в этом вопросе историков и экспертов.

Например, непонят(н)ый либералам(и) массовый переход низших офицерских чинов, но и многих генералов и старших офицеров Царской Армии, на службу Красной Армии „эксперты“ подают как обман большевиков, использовавших тех в своих политических целях. То есть нам внедряется мысль о том, что у царских (русских!) генералов и офицеров не было даже капли симпатии Революции. И делается вывод, что гражданскую войну после 1917 года выиграли не большевики, а царские генералы.

Правда, знакомо? Также сегодня на полном серьезе модно говорить о том, что в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов победил не Сталин, а советский народ. А Сталин что, в глубоком тылу ждал исхода войны?     

Такая неадекватность – следствие безумного торжества абсолютной и тотальной либерализации России. Эта неадекватность особенно очевидна в день 90-летия со дня смерти Владимира Ильича Ленина (Ульянова) – вождя мирового пролетариата, как его вполне серьезно называли век назад. Его роль в преобразовании мира (вовсе не только России) очень долго ценилась высоко, даже его врагами. И только с развалом СССР, первого в мире советского (по форме) и социалистического (по содержанию) государства, стали массово пересматривать историческую роль, как самого Ленина, так и его учения и практики – ленинизма. Но почему и оправданно ли?

Последние два десятилетия особенно рьяно на поприще переписывания (очернения всей советской эпохи) собственной истории действуют в самой России. Причем тут же истово осуждают пересмотр Западом итогов Второй мировой войны. Сам факт такой ревизии, вольно или невольно служит тотальному доказательству всему мировому сообществу, постсоветскому пространству, будто бы Россия на самом деле представляла собой „империю зла“, как окрестил Советский Союз президент США Рональд Рейган.

Российские лидеры общественного мнения считают естественным представлять исчадьем ада свершившийся в 1917 году в России „октябрьский переворот“ (русский писатель Иван Бунин назвал последующие события „окаянными днями“), который согласно советской историографии именовался Великой Октябрьской социалистической революцией (американский журналист Джон Рид оценил ее, как „десять дней, которые потрясли мир“).

И что удивительно, при всем при том по всей России, ни к селу, ни к городу, до сих пор стоят уродливые памятники Ленину, которые на самом деле олицетворяют не самого Ленина и его Дело, а примитивность возвеличивания высшей коммунистической бюрократией и советской пропагандой Ленина, как символа эпохального поворота истории. Это случилось прежде всего потому, что сама Россия в силу особенностей ее исторического развития и геополитики оказалась не готова к социализму цивилизационно. Воспользовавшись несостоятельностью советского социализма дававшая сбои уже к началу 90-х идеология либерализма, взяла реванш, декларируя всем свободу и свободы, но умалчивая, что при капитализме, рыночных отношениях, свобода одного может быть достигнута только за счет ущемления свободы других людей, да, что там, целых народов!   

Осенью 2010 года я написал на эту тему статью, которую опубликовал федеральный еженедельник „Российские вести“. Но и сегодня осмелюсь предложить некоторые ее фрагменты вниманию посетителей сайта Slavia.ee.

***

В одной из последних телепередач РТР «Поединок» Владимира Соловьева известный российский пианист Николай Петров, отвлекшись от предмета разговора, неожиданно и скабрёзно обрушился на Ленина, обозвав его самым страшным разбойником и бандитом всех времен и народов.

Но в соответствии с этой логикой с русского культурного Олимпа надо ниспровергать и Пушкина, и только за то, что он – друг декабристов, мировоззренчески был до мозга костей крепостником. И уж тем более можно безоглядно обвинить Сталина в развязывании Второй мировой войны и приписать ему единолично гибель миллионов советских людей.

А как же с горбачевской Перестройкой, приведшей к величайшей социально-политической катастрофе на одной шестой суши Земного Шара? И что, в этом случае можно закрывать глаза на драмы и трагедии миллионов людей на территории бывшего СССР?

Только что один из федеральных телеканалов показал фильм о всемирно известном советском полярнике Отто Шмидте, которого представляют, чуть ли, не авантюристом. А эстонским журналистам стало дурно, от того, что в русскоязычных детсадах – дошкольных учреждениях из-за недостаточного финансирования все еще пользуются старыми учебниками, в которых можно увидеть фотографии Ленина и Гагарина.

Бездарный пасквиль

После нашумевшей в 2008 году сомнительностью подсчета голосов телепередачи «Имя России» некий бесстрашный автор Лавров В.М. написал,на мой взгляд, примитивную, даже пошлую книгу о В.И.Ленине, изданную в Москве издательством АСТ АСТРЕЛЬ. И что же мы узнаем о нашем предке с мировым именем?

юрист Владимир Ульянов «вел мелкие уголовные дела (по бытовому воровству) и ничем не выделялся, разве что проиграл несколько дел». Но назовите хоть одного юриста, который выиграл все свои дела! И к чему эта бестактная брезгливость?

во время русско-японской войны 1904-1905 гг. председатель Совета Обороны –«великий князь Николай Николаевич сообщил Императору о расчетах, согласно которым для победы потребуются год, миллиард рублей и 200 тысяч человек убитыми и ранеными, но император ответил, что «не стоит губить людей». Задумаемся: могли также ответить председатель советского правительства Ленин или…» Но это – наивная демагогия, притом, что Николай II, которого к 1917 году ненавидела вся Россия, все слои общества, включая окружение императора, „сдал“ страну и народ, а тот же Сталин сохранил великую Россию – да, чудовищно страшной, по человеческим меркам непростительной ценой. А был иной выход?

…«Ленин не любил удивительно русских и православных по духу Достоевского и Лескова, причем в первом он почувствовал угрозу и называл его «архискверным». И внимание! «Владимир Ильич оказался совершенно неспособным воспринять русскую религиозную философию – живую и творческую, однако оценил едва читаемую и схоластическую немецкую». Что значит неспособным? И это – про Ленина!? Потом, у каждого – свой вкус. Сколько знаменитостей в России не приемлет «достоевщину», но мир-то не обрушился.

…«Также за их взгляды Ленин ценил Некрасова, Белинского, Герцена, Добролюбова и Писарева. Ленин с восторгом писал, что еще Чернышевский сказал: «Кто боится испачкать себе руки, пусть не берется за политическую деятельность». Можно даже искренне ненавидеть политику, тем более политиканство, но это – неизбежная реальность, как и пагубная солнечная активность, влияющая на климат Земли независимо от нашей воли.

…«Сочетание в В.И.Ульянове материалистических и революционных взглядов вылилось в ненависть к великой, православной и единой России. Он не идентифицировал себя с великойрусской классической культурой, возросшей в православии, и, соответственно, не чувствовал себя русским (православным)». Приехали! К тому же это – публичный донос. Попахивает 1937-м годом!

…«Владимир Ильич Ленин-Ульянов как-то сказал: мне вообще на Россию наплевать, нам важно добиться мировой социалистической революции…» И снова – сознательное передергивание, игнорируется контекаст сказаанного (если оно на самом деле было так сказано). Смысл тут в приоритетности светлого будущего для всех стран и народов, а не только России. И разве можно судить публицистику столетней давности только исходя из сегодняшних понятий политкорректности? Это такой же неблагодарный труд, как ставить на одну полку поэзию XIX и XX веков, юмор «Сатирикона» и «Крокодила», то есть несравнимое.

Прогресс и крушение старого

Упомянутый автор Лавров В.М. вынужден признать, что даже в ходе телевизионной кампании «Имя России» Ленин вошел в число пятидесяти наиболее популярных личностей отечественной истории. И это – несмотря на многолетнее коллективное ниспровержение „демократами“ авторитета Ленина!

Поэтому Лавров призывает в адвокаты «самого» Уинстона Черчилля, который дал такую характеристику Ленину: «Он ниспровергал Бога, царя, страну, мораль, суд, долги, ренту, интересы, законы и обычаи столетий, он ниспровергал целую историческую структуру, такую как человеческое общество, в конце концов, он ниспроверг себя…Интеллект Ленина был повержен в тот момент, когда исчерпалась его разрушительная сила…»

Но в этой оценке выдающегося английского политика XX века не только много несправедливого. Невольно подчеркивается и масштаб исторической личности Ленина.

Цитата – худший способ доказывания, но коль уж на то пошло, то вспомним и слова Черчилля о Сталине, приведшего Россию за одно поколение от сохи к атомной бомбе.

Сколько не издают в мире сборников, посвященных самым выдающимся мыслителям за всю историю человечества, в них обязательно найдешь В.И.Ульянова (Ленина). Например, в книге «100 самых значимых мыслителей» 2006 года издания, его автор Филипп Стокс (Philip Stokes) ставит в один ряд с мыслителями-материалистами Карлом Марксом, Фридрихом Энгельсом, Зигмундом Фрейдом, Карлом Юнгом и… Владимира Ульянова (Ленина).

Не зря и в одном научном сборнике, где названы имена гениев в разных областях человеческой деятельности за два тысячелетия христианства, упоминают и двух революционеров – Кромвеля и Ленина! И это логично, так как оба, оказавшись на гребне гигантских общественных цунами, стали „рулевыми“ объективных исторических процессов, которые как раз и выдвинули этих личностей на авансцену Истории. Кстати, вовсе не наоборот, как внушают обывателю „эксперты“,  игнорирующие историзм (объективизм исторического процесса).

Именно по этой причине академик Тарле разразился страстной статьей в защиту Наполеона, когда Гитлер сравнил себя с выдающимся генералом Великой Французской революции. Потому, что захватнические войны Бонапарта в Европе сопровождались внедрением  законодательных основ новой, более передовой формации – капиталистической.

Не зря говорят, что нет прогресса без страданий. И это – нисколько не оправдание человеческой жестокости и несправедливости, а объяснение их проявления.

Калибр личности Ленина

Лет двадцать назад в одной телепередаче признанный властью диссидентом известный советский и российский историк философии Михаил Яковлевич Гефтер сказал: «Чтобы критиковать Ленина, надо быть личностью такого же калибра, как он сам».

Попробуйте засомневаться во Франции в гениальности Наполеона! В России же все иначе. Сегодня у народа нет уверенности в том, по правильному ли пути его ведут? Российская элита закрывает глаза, а то и сама поощряет высмеивание советского прошлого, причем так, как даже большевики не издевались над царизмом.

Не раз приходилось слышать, как потешались над неверно истолкованными (в лоб понятыми) и выхваченными из контекста высказываниями Ленина. Например, «Сегодня – рано, завтра – поздно». Это – о начале октябрьского переворота в 1917 году. Хотя, именно в этой формуле заложен гениальный тактический ход Ленина в самый разгар безвременья, в которое повергло страну Временное правительство Александра Керенского. Именно этот ход обеспечил большевикам победную комбинацию. Политика!

Смеясь над Лениным, его критики игнорируют историзм – принцип рассмотрения явлений в их конкретно-исторических условиях и связях, и подменяют его примитивным толкованием роли личности в истории. С точки зрения историзма не суть важно, выводил ли октябрьский переворот Россию на столбовую дорогу Истории, или нет, так как Клио вбирает в себя «море» векторов общественного развития, выбирая один, суммарный, оптимальный. Это как русло реки, которое может пролегать в разных направлениях и изгибах, но течение находит себе единственный путь – в предлагаемых ей обстоятельствах и условиях.

Также и История. Она прежде всего, а не личность, которая всего лишь обслуживает и олицетворяет менее или более ярко ее ход, определяет историческое развитие. Так что потенциальные ленины и сталины, наполеоны и гитлеры, живут среди нас и сегодня, просто сегодня Историей они не востребованы.

Еще одна фундаментальная ошибка критиков Ленина – ниспровержение мифов о вожде мирового пролетариата. Их штамповала убогая партийная пропаганда, страдавшая от, увы, недостаточного цивилизационно-культурного уровня советской элиты. Чего только стоят аляповатые гипсовые памятники вождю, которые и сегодня можно встретить так же часто, как скворечники в парках необъятной Родины.

Советская пропаганда порой примитивно превозносила заслуги Ленина, его гений революционера. Вот осенью 1916 года, выступая в Швейцарии перед молодыми большевиками, он заявил, что им, «старикам», революции в России уже не видать… Не прошло и трех месяцев, как разразилась Февральская революция. И если над этим потешаться, то высмеивать надо мифы о Ленине и их авторов. Талант Ленина-революционера проявлялась в идеальном выборе революционной тактики и в умении использовать любые предлагаемые обстоятельства, чтобы сконцентрировать волю масс в нужном направлении, в нужном месте и время. Чего только стоит „предательский“ в глазах эсеров и части общества Брестский мир! 

Беспощадный и жестокий

Чистоплюи не преминут вспомнить о страшных ленинских резолюциях времен гражданской войны, о его «кровожадности» и «жестокости». О том, что интеллигенцию он называл «г….м», а попов – ненавидел. Кстати, не интеллигенцию, а ее самую гнилую часть – либералов, а что касается священников, то надо вспомнить и их роль в гражданской войне: они обслуживали «белых» и бандитов-«атаманов», игнорируя нейтралитет в той бойне.

Или не либеральная интеллигенция (для них свобода нужна только для себя) первой предает интересы народа? Вот и в Эстонии она  сегодня  ради своего личного благополучия отвернулась от русских жителей, которых вот-вот лишат образования на родном языке.

Естественно, нисколько не оправдывая революционеров за их жестокость, хочется повториться: речь идет о гражданской войне! Тут обе стороны хороши. Но такая война – беда, трагедия для всего народа, которой никому не хочется пожелать. Увы, и такие войны бывают – разрушительные для общества, как для природы цунами. И если уж с кого-то спрашивать за них, то, прежде всего, не с участников, а предшественников-властелинов, которые заводят страну в тупик и эволюция оборачивается революцией.

Еще один аспект – почему в 1917 году революция пошла на раздвоение? Один из ответов – в феврале Россия „взорвалась“ из-за нерешенности земельного вопроса, в октябре – национального. И, кстати, летом этого года в стране было 240 тысяч большевиков, из них 80 тысяч – латыши, 40 тысяч – эстонцы. Каждый второй – прибалт! И не забудем: 6 августа 1918 года (эсеровский мятеж) судьбу большевиков (и России!) решили латышские стрелки. А в самой гражданской войне непосредственно участвовало всего около 4% населения страны. Так за что все обвинения в „дикости“ сыпятся только на русских и Россию? 

Официальная история СССР трактовалась как сплошной триумфальный путь от победы к победе под руководством Ленина, а после его смерти – Сталина и КПСС. Михаил Яковлевич Гефтер эту точку зрения не принимал. Он рассматривал революцию, как катастрофу (скорее не в общепринятом понимании, а в терминах «теории катастроф»).

По мнению Гефтера капитализм в царской России явно не созрел для социализма, но он перезрел для чисто буржуазной революции. Поэтому русская революция в своём развитии неизбежно должна была стремиться к социализму, увы, заведомо брутально. При бешеных до Первой мировой войны темпах развития капитализма Россия отличалась многоукладностью способов производства (вплоть до феодализма и рабовладельчества), неравномерностью цивилизационного развития по регионам империи, что и породило зигзаги революции и последовавших событий. Так История определила исторические рамки, в которых должны были действовать большевики, а потом и коммунисты. Выйти за их пределы не представлялось возможным, поскольку иначе на кон было бы поставлено само существование России, как государства. Так случилось, что Россия невольно забежала слишком вперед в своем развитии.

Поэтому для понимания всего советского периода необходимо, прежде всего, изучать историю становления российского капитализма, а не искать зачинщика и валить все на Ленина. Ведь никому сегодня не приходит в голову персонально клеймить деятелей уничтожения северо-американских индейцев, испанской инквизиции, грабежа колоний на протяжении не одного века, героев Великой (заметьте: „у них“ слово „Великая“ не вызывает раздражения или осуждения) Французской революции, жертв Парижской коммуны…

В ожидании национальной идеи

Стоит вспомнить и выдающегося российского востоковеда, академика Николая Иосифовича Конрада. Осмысление его книги «Запад-Восток» дает убедительное объяснение русской истории – все ее ухабы и колдобины вызваны геополитическим положением: ну так уж разместилась Россия на нашей планете!

И двуглавый орел на российском гербе символизирует огромный «русский материк» (по Гефтеру), который охватил две мощнейшие цивилизации – восточную и западную. Образно говоря, это – то же самое, что стоять на двух льдинах так, чтобы не разъехались ноги и не свалиться в воду. Какие нужны усилия!

В этом и просматривается извечное напряжение сил и духа народа и власти в России, а также повторяющаяся нестабильность в Российском государстве. Вдобавок ко всему еще и в многонациональном государстве, что спокойствия не прибавляет.

Не зря же Петр Яковлевич Чаадаев писал: «Мы принадлежим к нациям, которые, как бы, не входят в состав человечества, а существуют лишь для того, чтобы преподать миру какой-нибудь важный урок. Это предназначение, конечно же, совсем не лишнее; но кто знает, когда мы обретем себя посреди человечества, и сколько бед суждено испытать прежде чем исполнится все это?»

От этой печки и надо плясать, критикуя свое прошлое ради планов на будущее. Самокритика не должна быть самоцелью. И показательно, что критиканы не озабочены отсутствием в сегодняшней России национальной идеи, а то считают ее и вовсе ненужной. Безнравственно критиковать отечественную историю не ради Правды, а сиюминутных политических целей,. Иначе это – политический мазохизм.

В этом контексте надо считать праведной позицию премьер-министра России Владимира Путина, когда на встрече с участниками международного дискуссионного клуба «Валдай» в Сочи он разъяснил, когда именно тело Владимир Ленина предадут земле. «Придет время – и российский народ решит, как с этим поступить. История – такая штука, которая не требует суеты», – сказал он. Ведь, по сути, не в Мавзолее дело, а в его идеях и исторической практике. И если проблемой стало даже похоронить Владимира Ильича Ульянова (Ленина), то тем более сомнительно, что кому-то удастся вычеркнуть его имя из Истории.

Димитрий КЛЕНСКИЙ

Таллин, октябрь 2010 года

Add comment

 


Security code
Refresh

Читайте также:

Вход на сайт