Star InactiveStar InactiveStar InactiveStar InactiveStar Inactive
 

Уволив генерал-прокурора Беклешова, Павел I определил кандидатуру нового стража законности весьма необычным способом - путём метания жребия.

Так, по крайней мере, поговаривали современники. Написав на бумажках имена своих фаворитов, он разбросал их в беспорядке на столе, а затем вытянул одну. Жребий указал на Пётра Обольянинова. Об одном из самых невероятных случаев назначения на должность рассказывает Александр Звягинцев, ­заместитель Генерального прокурора РФ. Полностью материал можно прочитать в очередном номере журнала «Орден» и книге «Казусы Империи».

Угадать, угодить

Но, прежде чем попасть в число претендентов на высокий пост, Петру Хрисанфовичу Обольянинову пришлось приложить немало усилий. Выделиться малограмотному генералу, возглавлявшему всего-навсего провиантскую экспедицию, было непросто. Недостаток образования Обольянинов с лихвой восполнял прилежностью, исполнительностью и услужливостью, что особенно стало цениться при Павле I. Зная, что император без ума от своей резиденции в Гатчине, Обольянинов стремился предугадать любое его желание и исполнить любой каприз.

Однажды Пётр Хрисанфович гулял по Гатчине с известным архитектором Николаем Александровичем Львовым. Последний, обладавший исключительным художественным вкусом, остановил свой взор на прекрасном ручье и обратил внимание своего спутника на изящную природную красоту этого уголка Гатчины. Генерал-провиантмейстер лишь недоумённо пожал плечами.

- А что, Пётр Хрисанфович, - продолжал рассуждать Львов, - из этого прелесть что можно сделать. Так хороша тут природа.

Обольянинов только теперь сообразил, на что намекает Львов, но, правда, сразу нашёлся:

- А что, берёшься, Николай Александрович, сделать что-нибудь прекрасное?

- Берусь, - уверенно сказал архитектор.

- Вот будет сюрприз государю, - оживился Обольянинов. - Я, Николай Александ­рович, в прогулках отвлеку его от этого места, пока ты работать станешь.

Гатчинский дворец. Фото: Commons.wikimedia.org/ Florstein

Хитрец сенатор

На следующий день Львов представил Обольянинову эскиз: проворный ручей течёт среди руин древнего храма.

Работы были проведены быстро. Когда Львов показал сделанное Обольянинову, тот был вне себя от изумления.

- Еду сейчас же за государем, привезу его сюда, а ты, Николай Александрович, спрячься вон за те кусты, я тебя вызову.

Павел I приехал верхом в сопровождении многочисленной свиты. Спешился. Увидев красивый чистый ручей и искусно воссозданные полуразрушенные колонны, император пришёл в восторг. Он обнял Обольянинова и горячо поблагодарил его. После этого все сели на лошадей и ускакали, а Николай Александрович Львов так и остался стоять за кустами.

Вскоре Пётр Хрисанфович Обольянинов был назначен сенатором.

...Уйдя в отставку, Обольянинов сразу после восстания декабристов в 1825 г. совершил мужественный гражданский поступок. Он публично и весьма решительно (чего тогда многие боялись делать) ходатайствовал о помиловании или смягчении наказания для князя Е. П. Оболенского, сына своего старинного приятеля П. А. Оболенского.

Add comment

 


Security code
Refresh

Читайте также:

Вход на сайт