1477 год. 14 декабря новгородцы приняли требование князя Ивана III не иметь более вече и посадника

«Наконец все просили, чтобы Государь не требовал Новогородцев к себе на службу и поручил им единственно оберегать северо-западные пределы России. Бояре донесли о том Великому Князю и вышли от него с следующим ответом: "Ты, богомолец наш, и весь Новгород признали меня Государем; а теперь хотите мне указывать, как править вами?" - Феофил и Посадники били челом и сказали: "Не смеем указывать, но только желаем ведать, как Государь намерен властвовать в своей Новогородской отчине: ибо Московских обыкновений не знаем". Великий Князь велел своему Боярину, Ивану Юрьевичу ответствовать так: "Знайте же, что в Новегороде не быть ни Вечевому колоколу, ни Посаднику, а будет одна власть Государева: что как в стране Московской, так и здесь хочу иметь волости и села; что древние земли Великокняжеские, вами отнятые, суть отныне моя собственность. Но снисходя на ваше моление, обещаю не выводить людей из Новагорода, не вступаться в отчины Бояр и суд оставить по старине".

Прошла целая неделя. Новгород не присылал ответа Иоанну. Декабря 14 явился Феофил с чиновниками и сказал Боярам Великокняжеским: "Соглашаемся не иметь ни Веча, ни Посадника; молим только, чтобы Государь утолил навеки гнев свой и простил нас искренно, но с условием не выводить Новогородцев в Низовскую землю, не касаться собственности Боярской, не судить нас в Москве и не звать туда на службу". Великий Князь дал слово. Они требовали присяги. Иоанн ответствовал, что Государь не присягает. "Удовольствуемся клятвою Бояр Великокняжеских или его будущего Наместника Новогородского", - сказал Феофил и Посадники: но и в том получили отказ; просили опасной грамоты: и той им не дали. Бояре Московские объявили, что переговоры кончились. Тут любовь к древней свободе в последний раз сильно обнаружилась на Вече. Новогородцы думали, что Великий Князь хочет обмануть их и для того не дает клятвы в верном исполнении его слова. Сия мысль поколебала в особенности Бояр, которые не стояли ни за Вечевой колокол, ни за Посадника, но стояли за свои отчины. "Требуем битвы! - восклицали тысячи: - умрем за вольность и Святую Софию!" Но сей порыв великодушия не произвел ничего, кроме шума, и должен был уступить хладнокровию рассудка. Несколько дней народ слушал прение между друзьями свободы и мирного подданства: первые могли обещать ему одну славную гибель среди ужасов голода и тщетного кровопролития; другие жизнь, безопасность, спокойствие, целость имения: и сии наконец превозмогли. Тогда Князь Василий Васильевич Шуйский-Гребенка, доселе верный защитник свободных Новогородцев, торжественно сложил с себя чин их Воеводы и перешел в службу к Великому Князю, который принял его с особенною милостию.

29 декабря послы Веча, Архиепископ Феофил и знатнейшие граждане, снова прибыли в Великокняжеский стан, хотя и не имели опаса, изъявили смирение и молили, чтобы Государь, отложив гнев, сказал им изустно, чем жалует свою Новогородскую отчину. Иоанн приказал впустить их и говорил так: "Милость моя не изменилась; что обещал, то обещаю и ныне: забвение прошедшего, суд по старине, целость собственности частной, увольнение от Низовской службы; не буду звать вас в Москву; не буду выводить людей из страны Новогородской". Послы ударили челом и вышли; а Бояре Великокняжеские напомнили им, что Государь требует волостей и сел в земле их. Новогородцы предложили ему Луки Великие и Ржеву Пустую: он не взял. Предложили еще десять волостей Архиепископских и монастырских: не взял и тех. "Избери же, что тебе самом) угодно, - сказали они: - полагаемся во всем на Бога и на тебя". Великий Князь хотел половины всех волостей Архиепископских и монастырских: Новогородцы согласились, но убедили его не отнимать земель у некоторых бедных монастырей. Иоанн требовал верной описи волостей и в знак милости взял из Феофиловых только десять: что вместе с монастырскими составляло около 2700 обеж, или тягол, кроме земель Новоторжских, также ему отданных. - Прошло шесть дней в переговорах».

Цитируется по: Карамзин Н.М. История государства Российского. М.: Эксмо, 2006

История в лицах


Летопись по Типографскому списку:

В лѣто 6985 погорѣ монастырь Каменное на Кубенскомъ езерѣ, церковь згорѣ съ всѣмъ узорочиемъ, с чюдными иконами и книгами и с кузнью и кѣлии всѣ и трапеза. Тое же зимы приехаша Новогородци на Москву к великому князю Ивану Васильевичю многыи жалобникы на посадниковъ и на бояръ. Князь же великый посла по нихъ своихъ приставовъ с Москвы и начать ихъ судити на Москвѣ. Того же году зима бысть вельми студена и безснѣжна. Того же лѣта преставися епископъ Генадей Тверскый. Тое же весны, мѣсяца маиа 1, преставися преподобный старецъ Пахнотей въ Боровеку. Того же лѣта съдѣланъ бысть верхъ церкви на Симановѣ, иже громъ разилъ, а дѣлалъ и мастеръ Венедицьскый, другый, не той, иже большею церковь Пречистыя ставить.

Цитируется по: Полное собрание русских летописей. Том 24. Летопись по Типографскому списку. Пг., 1921

Мир в это время


В 1477 году армия Карла Смелого, герцога Бургундского была разбита швейцарско-лотарингскими войсками в сражении при Нанси, сам герцог

погиб

Взятие города Нанси. П.Якоби. 1519 год

«Монтэнь Мишель [Michel Eyquem, seigneur de Montaigne, 1533—1592] — знаменитый французский писатель-гуманист. Происходя из семьи одворянившихся бордоских купцов, Монтэнь наследовал должность отца в палате сборов [1554], а после ее упразднения стал членом Бордоского парламента [1557]. В 1570 перешел из «дворянства мантии» в «дворянство шпаги». Несмотря однако на кипевшую во Франции гражданскую войну, Монтэнь так и не извлек своей «шпаги» из ножен, а мирно прожил 9 лет в своем поместьи, окруженный книгами. Итогом его занятий явились первые две книги «Опытов» (Essais, Бордо, 1580). В 1580—1581 Монтэнь путешествовал по Германии, Швейцарии и Италии. В 1581 был избран мэром Бордо, в 1583 — переизбран вторично. За время своей 4-летней магистратуры Монтэнь играл видную роль в политической жизни Южной Франции, которая была центром кальвинистского антимонархического движения.

Несмотря на свое уменье лавировать между враждебными станами, Монтэнь был в 1588 ненадолго посажен в Бастилию вожаками «Святой лиги» (католическая феодальная партия, которой руководил испанский король Филипп II). В Париже Монтэнь выпустил первое полное издание «Опытов» [1588] — свода разнообразнейших размышлений по вопросам философии, истории, политики, религии, морали, естественных наук и т. д».

Цитируется по: Литературная энциклопедия: В 11 томах. Том 7. М.: Советская Энциклопедия, 1934

Add comment

 


Security code
Refresh

Вход на сайт