Star InactiveStar InactiveStar InactiveStar InactiveStar Inactive
 
Увоз вечевого колокола. Летописная миниатюра XV века.

 

 Увоз вечевого колокола. Летописная миниатюра XV века.

1478 год. 10 января посланники Ивана III потребовали от жителей Новгорода присягнуть Великому князю

«[1478 г.] Генваря 8 владыка Феофил, Посадники и Житые люди молили Великого Князя снять осаду: ибо теснота и недостаток в хлебе произвели болезни в городе так, что многие умирали. Иоанн велел Боярам своим условиться с ними о дани и хотел брать по семи денег с каждого земледельца; но согласился уменьшить сию дань втрое. "Желаем еще другой милости, - сказал Феофил: - молим, чтобы Великий Князь не посылал к нам своих писцов и даньщиков, которые обыкновенно теснят народ; но да верит он совести Новогородской: сами исчислим людей и вручим деньги, кому прикажет; а кто утаит хотя единую душу, да будет казнен". Иоанн обещал.

Генваря 10 Бояре Московские требовали от Феофила и Посадников, чтобы двор Ярославов был немедленно очищен для Великого Князя и чтобы народ дал ему клятву в верности. Новогородцы хотели слышать присягу: Государь послал ее к ним в Архиепископскую палату с своим Подьячим. На третий день Владыка и сановники их сказали Боярам Иоанновым: "Двор Ярославов есть наследие Государей, Великих Князей: когда им угодно взять его, и с площадью, да будет их воля. Народ слышал присягу и готов целовать крест, ожидая всего от Государей, как Бог положит им на сердце и не имея уже иного упования". Дьяк Новогородский списал сию клятвенную грамоту, а Владыка и пять Концов утвердили оную своими печатями. Генваря 13 многие Бояре Новогородские, Житые люди и купцы присягнули в стане Иоанновом. Тут Государь велел сказать им, что пригороды их, Заволочане и Двиняне будут оттоле целовать крест на имя Великих Князей, не упоминая о Новегороде; чтобы они не дерзали мстить своим единоземцам, находящимся у него в службе, ни Псковитянам, и в случае споров о землях ждали решения от Наместников, не присвоивая себе никакой своевольной управы. Новогородцы обещались и вместе с Феофилом просили, чтобы Государь благоволил изустно и громко объявить им свое милосердие. Иоанн, возвысив голос, сказал: "Прощаю и буду отныне жаловать тебя, своего богомольца, и нашу отчину, Великий Новгород». Цитируется по: Карамзин Н.М. История государства Российского. М.: Эксмо, 2006

Цитируется по: Дипломатический словарь. В 2-х томах. Том 2. Под ред. А. Я. Вышинского и А. С. Лозовской. М.: ОГИЗ, 1948-1950

История в лицах


Краткий Кирилло-Белозерский летописчик:

Лета 6985 прииде из Новгорода из Великого на Москву отвечать и искать Захария Овинов, а наперед того не бывало.

Того же лета преставись Пафнотей Боровской.

Лета 6986 взятье Великаго Новагорода.

Того же лета брань была митрополиту с Ростовским архиепискупом о Кириллове монастыре

Цитируется по: Краткие летописцы XV-XVI вв. // Исторический архив, Том V. М-Л. 1950

 

Мир в это время


В 1478 году по приказанию короля Англии Эдуарда IV был казнен его брат, герцог Кларенс

Джордж Плантагенет, герцог Кларенс. Р.Годфри. XVIII век

 

 Джордж Плантагенет, герцог Кларенс. Р.Годфри. XVIII век

«(1478 г.) Расправившись с главными соперниками, Эдуард занялся теперь наказанием их приверженцев. Виселицы были увешаны трупами несчастных, а их имущество конфисковывалось в пользу короля. Упиваясь террором, он в то же время предавался разнузданным оргиям. Надо сказать, что природа не обделила его внешним обаянием. По всеобщему мнению, он слыл первым красавцем своего века. Его придворные разделяли его страсть к развлечениям и принимали участие во всех его кутежах.


Духовенство, само погрязшее в пороках, охотно отпускало ему все грехи. В то время разврат был настолько обычным делом, что адюльтер почитался лишь шалостью. Среди многочисленных фавориток короля была жена некоего Шора, городского коммерсанта, женщина исключительной красоты и доброго нрава, однако не имевшая достаточной силы духа, чтобы устоять перед всесокрушающей настойчивостью короля.


Среди примеров жестокости Эдуарда примечательным является его расправа с собственным братом, герцогом Кларенсом. Однажды, охотясь в парке, принадлежавшем Томасу Бэрдету, одному из приближенных Кларенса, король убил белого оленя, который был любимцем своего хозяина. Бэрдет, раздосадованный потерей, в запальчивости воскликнул: "Эх! Рога бы этого оленя — в брюхо тому, кто надоумил короля свершить это черное дело!" За это пустяковое восклицание Бэрдет был приговорен к смерти и публично казнен в Тайборне. Узнав о казни своего друга, герцог Кларенс разразился горестными упреками в адрес своего брата и выразил протест против несправедливого приговора. Король, то ли действительно оскорбленный такой вольностью, то ли используя ее как предлог для мести за старое (Кларенс принимал участие в мятеже Уорика, но вовремя изменив ему, был тогда прощен Эдуардом), обвинил своего брата в оскорблении величества и выступил обвинителем в палате пэров. В то смутное время любое обвинение правящей партии имело роковой исход: герцог был признан виновным и приговорен к смерти с правом выбора казни, а затем утоплен в бочке с мальвазией в Тауэре; весьма странный выбор, особенно если учесть, что любимым напитком герцога был ликер».

Цитируется по: Голдсмит О. История Англии от нашествия Юлия Цезаря до смерти Георга II. Париж: Европейская библиотека Будри, 1849

Add comment

 


Security code
Refresh

Вход на сайт