Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
Автор - Administrator. Опубликовано в История, 31 августа 2018.
126 посещений 0 favoured

Брусиловский прорыв мог не состояться из-за интриг в ставке и нерешительности Николая II.

165 лет назад, 31 августа 1853 г., в семье русского генерал-майора, ветерана Отечественной войны 1812 г. родился сын. Ребёнок по представлениям того времени был поздним: матери исполнилось 28 лет, а отцу и вовсе 64 года.

Считается, что поздние дети оказываются более талантливыми и успешными во всех областях жизни. Пример младенца, названного Алексеем и принадлежащего к старинному дворянскому роду Брусиловых, заставляет думать, что рациональное зерно здесь есть. Имя героя Первой мировой войны не просто вписано в военные учебники на все времена. Оно вошло в крылатую фразу - впечатляющий выход из безнадёжной ситуации, как правило, называют Брусиловским прорывом.

«Академиев не проходил»

По сути, Брусиловский прорыв - единственное светлое пятно в кровавом и унылом «окопном сидении» Первой мировой, где продвижение фронта на считаные метры оплачивалось десятками тысяч жизней. Хотя к Брусилову применимы слова другого героя Первой мировой - красного комдива Василия Чапаева из знаменитого советского фильма: «Я ведь академиев не проходил…»

Святая правда. Любители позубоскалить, что в Красной армии, дескать, командовали недоучки, постоянно спотыкаются о фигуру Брусилова. Который с формальной точки зрения был классическим дилетантом. Всё образование - Пажеский корпус, имеющий репутацию из серии «так себе». Характеристику в этом корпусе Брусилов получил следующую: обнадёживающие слова начала «добр, прямодушен, чистосердечен, не скрывает своих дурных сторон и не хвалится хорошими» практически уничтожаются финалом - «способности тоже хорошие, но очень любит лениться».

Если учесть, что к моменту начала Первой мировой Алексей Алексеевич имел ничтожно малый опыт боевого командования - эскадроном, да и то четверть века тому назад, после Русско-турецкой войны 1877-1878 гг., то картина выйдет совсем уже безрадостная.

Берейтор или гений? 

Кого увидели в 12-м армейском корпусе летом последнего, предвоенного 1913 г., когда Брусилов принял командование? Бывший начальник Офицерской кавалерийской школы, прекрасный наездник, известный спортсмен. Качест­ва сами по себе неплохие, но среди боевых офицеров котирующиеся слабо. Отсюда и нелестное прозвище «берейтор», то есть специалист по обучению лошадей или даже помощник циркового дрессировщика. Плюс слухи о том, что на командную должность Брусилов попал только благодаря протекции, оказались правдой. Словом, авторитет генерала Брусилова в войсках можно оценить по любопытному эпизоду: первое время его и приветствовали не по уставу, а с подначкой - козыряли, однако «во фронт», как положено, не становились.

Война с первых же дней всё поставила на свои места. «Берейтор» внезапно превращается в военачальника почти суворовского калибра и стиля. Время с лета 1914-го по весну 1915 г. без натяжек можно назвать временем Брусилова. Очень быстрое движение вперёд. Несколько разгромленных австро-венгерских армий. Какое-то невообразимое количество вражеских пленных - сначала «мелкие» партии по 15 и 20 тыс. человек, потом около 50 тыс., а в феврале 1915 г. уже 130 тыс. человек. Стальной характер и умение стоять насмерть, чему свидетельством приказ от 29 августа 1914 г.: «12-й кавалерийской дивизии - умереть. Умирать не сразу, а до вечера». 

В результате к концу марта 1915 г. русские войска под началом генерала Брусилова после тяжелых боёв форсировали Карпаты и заняли перевалы. Что означало выход на оперативный простор и возможность удара по Будапешту - одной из столиц Австро-Венгрии. 

Согласно азам стратегической науки имеющий преимущество обязан атаковать под угрозой потери этого преимущества. Брусилов это понимает и ждёт двух вещей - хоть какого-то пополнения и отмашки. Но тщетно. Вот мнение ставки: «Наступление на Будапешт при современном состоянии отвлечёт много сил».

Таким образом, у русской армии фактически был отнят шанс вывести Австро-Венгрию из войны и создать совсем другую историю Первой мировой.

Победа без наград

Шанс сделать это ещё раз выпал уже в 1916 г. Тот самый Брусиловский прорыв, который мог быть сорван уже на уровне обсуждения в ставке. Вот что советовал «берейтору» Брусилову «настоящий боевой генерал», нюхнувший пороху ещё в Средней Азии и на Русско-японской войне, Алексей Куропаткин: «Вы только что назначены главнокомандующим Юго-Западным фронтом. Что, вам охота подвергаться крупным неприятностям и потере должности? Я бы на вашем месте всеми силами открещивался от наступательных операций, которые могут сломать вам шею, а личной пользы не принесут».

Брусилов на военном совете в Ставке Николая II 1 (14) апреля 1916 года.

Брусилов на военном совете в Ставке Николая II 1 (14) апреля 1916 года. Фото: Public Domain

Сам Куропаткин командовал Северным фронтом. И его подход ясно показывает, что победу у России в той войне украли не мифические происки большевиков, а такие вот генералы. Брусилов был одним из немногих, кто воевал честно и личной пользы себе не искал. Более того, в отличие от прочих он делал это с умом и талантом. 

Позиционный кризис Первой мировой заключался в невозможности прорыва обороны противника имеющимися средствами. На Западе искали выход в создании нового оружия - танков, но даже танки не поправили дело. Единственным человеком, который смог решить неразрешимую задачу, был русский генерал, которому ещё и отказали в усилении: «Вы ничего не получите вдобавок к имеющимся у вас войскам - ни артиллерии, ни большего числа снарядов». Брусилов управлялся с тем, что есть, но делал это виртуозно, применив целую серию инноваций (см. инфо­графику). 

Это оценили, правда, только на Западе. Вот телеграмма на имя Николая II от президента Франции Раймона Пуанкаре по поводу успеха Брусиловского прорыва: «Блестящая победа! Франция затрепетала от радости при этом счастливом известии!» Автору прорыва досталась высшая награда Франции - Большой крест Почётного легиона. 

Но родине же Брусилов был представлен к ордену Святого Георгия II степени. Но государь, видимо, решил, что для самого успешного генерала великой войны это слишком жирно. И ограничился именным оружием. 

Унижение? Возможно. Однако сам Брусилов считал иначе: «Унижают человека только интриги и зависть. Я гоню от себя эту пакость. История разберёт, как было дело, а теперь главное - победить».

Его слова сбылись только наполовину. Победу у России и Брусилова украли. Но история рассудила честно.


Author: Administrator

8061 0 0
...

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Powered by CjBlog

Читайте также: