Star InactiveStar InactiveStar InactiveStar InactiveStar Inactive
 
Iru Ämm. 1970  
Iru Ämm. 1970  

Несколько лет назад стараниями Центристской партии Эстонии к древнему эстонскому городищу Иру проложили удобную дорожку. Так что история и литература — спасибо партии за это! — стали к нам гораздо ближе, чем это принято думать.

На горке Иру над перекрестком Старонарвского шоссе и улицы Пярнамяэ есть одна забытая достопримечательность, не отмеченная указателем и не удостоенная упоминания на стенде с информацией для туристов. Это статуя, так называемой тещи Иру — Iru memm. Нынче правильно писать Iru ämm. А ведь место и статуя прославлены в эпосе Фридриха Рейнгольда Крейцвальда «Калевипоэг». Финский волшебник Тууслар похищает очаровательную вдовицу Линду, мать Калева и потому на горке Иру его настигает возмездие богов:

Гневным воинством небесным,

Огневой его защитой

Вырвана была вдовица

Из объятий ястребиных.

Быстровеющие боги

Волшебство своё свершили:

Стала Линда чёрным камнем —

Валуном на склоне Иру.

Развязались узелочки

Долгих жизненных печалей,

Из ольховника тревоги,

Из еловой чащи горя

Вышла Линда, не доставшись

Тууслару на поруганье.

  Iru Ämm
  Iru Ämm

В 1970 году скульптор Юхан Раудсепп при поддержке таллиннской птицефабрики создал свой шедевр, однако Iru ämm в ее новом облике не приняли ни местные жители, отгородившиеся от нее деревьями и кустарником, ни местные власти, сэкономившие на указателях. Так и стоит статуя очаровательной вдовицы Линды грозным предупреждением всем нерадивым тещам.

Между тем пытливым умам полезно знать, что на этом месте до середины XIX века стоял древний менгир, связанный с городищем Иру. Все, кто приходил в Колывань или Ревель по старой Нарвской дороге, одаривали камень подношениями, прикладывали к нему ладони и просили у него на дорожку благословения. Тем более, что под горкой Иру была древняя переправа через реку Пирита и на всякий случай следовало умилостивить духов земли и воды. Рассказывают, что однажды местные жители на Янову ночь устроили вокруг менгира костер, от его жара древний камень треснул и рассыпался. Обломки менгира в 1865 году пошли на строительство моста через реку Пирита.

 

Подлинного изображения менгира не сохранилось, поэтому сегодня мы вынуждены мириться с воплощенной в камне фантазией скульптора Юхана Раудсеппа.

Что же касается эпоса, то есть такое подозрение, что переводчики Вл.Державин и А.Кочетков значительно опоэтизировали творение Фридриха Рейнгольда. Так сказать, развязали узелочки долгих жизненных печалей…

И все же «Калевипоэг» по-прежнему полон очаровательных несуразностей. Если относиться к тексту не предвзято, то следует, например, признать, что все европейские великаны были эстонцами – сыновьями папаши Калева. Количество безымянных сыновей и дочек, которых нарожала ему красавица Линда, в эпосе описывается термином «много». Некоторое представление о том, сколько это – «много», можно получить из следующего авторского замечания:

Валун в Мерикюла  
Валун в Мерикюла  

Ведь скупая наша местность

Пашня скудных урожаев,

Всем им дать была не в силе

Хлеб и место для жилища,

Телу — добрую одежду.

А вот папаша Калев на смертном одре открывает жене «добрую тайну»:

Знай, что этою зимою

Новый ты мне дашь отросток.

 

  Leopold Schrenck
  Leopold V. Schrenck

Еще можно понять, когда жена сообщает умирающему от старческой немощи супругу, что он успевает вновь стать отцом, но наоборот – это уже чисто по-эстонски. Тем более что развязка наступает практически немедленно:

Кто там в горнице — холодный,

На полу — окоченевший,

На разостланной сломе

Распростерся неподвижно?

Это старый, древний Калев,

Упокоился навеки.

Однако отвлечемся от Iru ämm. В Эстонии полно загадочных камней. Устьнаровский старожил Андрей Григорьев однажды показал мне таинственный валун в Мерикюла. Гранитный камень застрял ровно на том месте, где кончается эстонский глинт. В XIX веке валун возвышался над дачным поселком и теоретически его вполне мог видеть русский живописец Иван Иванович Шишкин, оставивший несколько рисунков и живописных полотен, связанных с Мерикюла и Удрией.  На валуне высечена надпись: 1871-93 Leopold v. Schrenck.

Магистр философии Леопольд фон Шренк был выпускником Дерптского университета и прославился как российский зоолог, геолог и этнолог своими ботаническими и зоологическими коллекциями, собранными на восточных берегах Сибири и Сахалине. Однако Леопольд Иванович родился в Харьковской губернии в 1826 году и скончался в Петербурге в 1894 году. Так что надпись на валуне вроде бы никак не может быть связана с ним или пока не может. Кто этот таинственный барон Leopold v. Schrenck из Мерикюла?

К эстонским камням вообще следует относиться с осторожностью, даже когда их предназначение не установлено. Вот и приличествующий случаю пример. В Таллинне между старым зоопарком и горкой Ласнамяэ некогда лежал гранитный валун – свидетель последнего оледенения, охранявшийся государством (фото 1976 года). Зоопарк перенесли, а на том месте, где лежал валун, в последние годы советской власти проложили дорогу. Результат известен: нет валуна, который охраняло государство, и нет государства, которое хранил валун.

 

Михаил ПЕТРОВ

Add comment

 


Security code
Refresh

Вход на сайт