Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Димитрий КЛЕНСКИЙ
Автор - Димитрий КЛЕНСКИЙ. Опубликовано в «Русская» Эстония, 22 марта 2017.
Hot 525 посещений 0 favoured

Колокола мне шлют привет. Юрий Шумаков. Продолжение

Часть 4 (Начало здесь - Часть 1, Часть 2, Часть 3)

В течение долгих лет я не раз бывал в Куремяэ. Приезжая сюда и один, и с друзьями, сопутствовал Игорю Северянину во время его частых посещений Пюхтицкого монастыря. Живший в Тойла, известный поэт любил Пюхтицкий монастырь и его живописные окрестности.

Лотарёв Игорь Васильевич (Игорь Северянин)

 

В наши дни на страницах популярных изданий мелькают фотографии Пюхтицкой обители, журналисты повествует о женском монастыре, восхищаются царящей в ограде его чистотой, прекрасными цветами. Однако до сих пор не довелось читать очерка, в котором говорилось бы подробно об отображении Пюхтицкой обители в поэтическом слове.

Однажды, гостя у нас в Тарту, Игорь Северянин рассказал о том, как он впервые побывал в Пюхтицком монастыре.

- Об этой лесной обители мне поведал Федор Сологуб и его жена, переводчица Анастасия Николаевна Чеботаревская.

Навещая из Петербурга своего метра (имеется в виду – мэтр, хотя в прошлом это слово писали и через «е» – прим. публикатора), проводившего лето в эстонском рыбачьем поселке Тойла, молодой поэт услышал из уст Федора Кузьмича повесть о возникновении Пюхтицкого монастыря, расположенного верстах в тридцати от скалистых берегов Тойла.

- Столетий четыре-пять тому назад, - так начал свой рассказ Сологуб, - эстонские пастухи обнаружили на вершине жертвенного дуба икону. Никто не знал, как, откуда попала она на это могучее дерево. Вскоре сюда начали стекаться паломники, в том числе и из России. В те времена окрестные поля и леса принадлежали остзейским баронам, которым было не по нутру участие коренных жителей края в молебствиях, совершаемых пастырями. Недолго думая, бароны принялись травить богомольцев, напуская на них свору свирепых псов. Гонения не прекращались до тех пор, пока, в конце прошлого века, губернатор С.В. Шаховской, узнав о баронских бесчинствах, не пришел к мысли купить Журавлиную гору у помещиков и тем способствовать образованию монастыря.

- Услышав от Федора Сологуба историю Пюхтиц, - продолжал свой рассказ Игорь Северянин, - я однажды направился в начале второго десятилетия нашего века в обитель.

В последующие годы поэт, очарованный живописной крутизной берегов Тойла, стал проводить лето в этом поселке, откуда было рукой подать до монастыря. Начиная с 1910 года Тойла становится постоянным местопребыванием поэта и с тех пор учащаются его «походы» в Пюхтицкую обитель. Он направляется туда, то один, то в сопровождении своих добрых         знакомых. Один из них, живший в Латвии писатель А.И.Формаков, сообщает об этом в своих воспоминаниях, опубликованных в журнале «Звезда» (1969, N 3).

  Могила Игоря Северянина на Александро-Невском кладбище в Таллине. Фото: Александр Хмыров

Думается, сравнительно мало известно о том, как жил Северянин в Тойла. До наших дней сохранился небольшой домик и в нем кабинет поэта. На стенах – изображения близких и дорогих Игорю Васильевичу деятелей русской культуры, в углу – икона небесного покровителя Северянина, одного из первомучеников Руси святого князя Игоря, из рода Ольговичей. В судьбе этого мученика поэт видел прообраз событий, которые выпали на его долю. Кроме этой иконы у Игоря Северянина был образ-талисман. С ним поэт никогда не расставался, веря в победную силу иконки. Он носил образок в нагрудном кармане, у сердца. В стихотворении «В долине Неретвы» и в особенности в «Сперате» повествуется о преследовавших поэта несчастьях. В Сербии поезд, в котором ехал писатель вместе со своей женой Фелиссой Михайловной, настигло крушение. Вагон повис над пропастью. В Бухаресте в день прибытия четы Северяниных началось землетрясение. В Кишиневе истеричка бросилась на поэта, намереваясь заколоть его кинжалом. Однако из всех этих злоключений Игорь Северянин выходит невредимым. Избавление от напастей он приписывает заветной иконке.

В старинном тартуском Успенском соборе состоялось венчание поэта. Своей избраннице, уроженке Тойла, Игорь Васильевич посвятил множество стихов.

Когда у супругов родился сын, крестивший его в Тойла протоирей Павел Поска был озадачен именем, избранным Северяниным для наследника, - Вакх.

- Но ведь это имя языческое, античного бога вина и любви, - пытался возразить священник. Не тут-то было. Игорь Северянин, раскрыв старинные святцы, указал на значившееся в них имя мученика Вакха.   

Продолжение следует... 

Часть 4 (Начало здесь - Часть 1, Часть 2, Часть 3)

© «Славия»


Димитрий КЛЕНСКИЙ

Author: Димитрий КЛЕНСКИЙ

291 0 0
...

У вас нет прав оставлять комментарии. Комментарии могут отставлять только зарегистрированные пользователи

Powered by CjBlog

Читайте также:

вход на сайт