«Капсомольцы-добровольцы…»

Star InactiveStar InactiveStar InactiveStar InactiveStar Inactive

«Ассамблея ученических представительств Эстонии обратилась к правительству с предложением ввести в русских школах частичное обучение на эстонском языке уже с 1 класса. Генсеком ассамблеи является известный любимец министра Тыниса Лукаса Сергей Метлев…»

Русские хотят учиться по-эстонски с 1 класса?

— Лечь!.. Встать!.. Лечь!.. Встать!.. Лечь!.. — с веселой бесшабашностью командовал Лукас, не без удовольствия следя за беспрекословным выполнением команд. Серая, по-юношески угловатая фигура перед ним, пыхтя и отдуваясь, то рушилась на министерский паркет, то вскакивала. — Встать!.. Лечь!..

Нирвана

Star InactiveStar InactiveStar InactiveStar InactiveStar Inactive

Однажды Лукас с научной целью погрузился в Красное море. Во время отпуска. Окунулся, так сказать, в водный мир. Путевку купил — и в воду. Решил, короче, собственноручно исследовать эту непокорную стихию. Ну и нырнул. И как некурящий человек с абсолютно здоровыми, розовыми даже в разрезе легкими, провел под водой секунд шестьдесят или даже больше. Или меньше… Никто не засекал время, вот в чем проблема. Промашка вышла. Но сейчас не об этом.

Вынырнул министр образования очень задумчивым. Можно даже сказать — глубоко разочарованным. Хотя не так глубоко и нырнул, вообще-то. Но ощущений набраться успел. Муть, говорит, сплошная. И никаких красот, рекламой обещанных, не видно. Потребовал даже с турфирмы деньги назад как какой-нибудь пошлый, но возмущенный потребитель.

Пятница, 13-ое

Star InactiveStar InactiveStar InactiveStar InactiveStar Inactive

Однажды министр обороны Аавиксоо прилетел в Афганистан. Чисто случайно это произошло. Думал, что летит в Италию, а прилетел в Афганистан.

«Позвольте! — сказал Аавиксоо, выйдя из брюха большого самолета цвета хаки на взлетно-посадочную полосу и недоуменно щурясь на вершины гор в серой дымке. — Это что — Кабул? Город Кабул на реке Кабул? То есть — город Кабул в провинции Кабул? Как это?.. Зачем мне Кабул? Не-е, ну сколько можно? — пробурчал он, сокрушенно мотая головой. — Опять этот Кабул, надо же…»

Министр обороны удрученно оглядел еще более удручающие окрестности. Почесал затылок. Прямо через каску. А кто бы не потерял присутствия духа, если бы прилетел в Кабул вместо Рима? И так три раза подряд. Мистика какая-то…

Парад пингвинов

User Rating: 1 / 5

Star ActiveStar InactiveStar InactiveStar InactiveStar Inactive

Однажды президент Ильвес попал в авиакатастрофу. Локальную такую. То есть это была не совсем катастрофа. Просто когда задымил один из левых двигателей, все закричали — «А-а-а! Катастрофа!» И уже потом выяснилось, что самолет заправили «левым» топливом, порциями по двести литров привезенным из Ивангорода. Вот у двигателя нервы и сдали. Но лететь все-таки можно было, хоть и немного вонюче. Но в первый момент, как уже было сказано, все решили, что это — «А-а-а!» — катастрофа. И принялись спасать самое ценное. Президента, само собой разумеется, раз уж он оказался на борту.

История без морали

Star InactiveStar InactiveStar InactiveStar InactiveStar Inactive

Однажды депутат Европейского парламента Индрек Таранд выступал в парламенте Эстонии. Он по жизни всегда выступал. Такой вот отчаянный был мужчина. И очень любил это дело — выступать. А если под рукой не было Европейского парламента, то шел в первый попавшийся парламент, и там выступал. Как в тот памятный день.

Имеется в виду, что он излагал свое мнение словами. И даже связными предложениями. В смысле, когда говорил с какого-нибудь возвышения. Как любой незаурядный оратор. С трибуны когда высказывал свои мысли или что там у него в голове было. А не тогда, когда приставал в буфете с недостойными предложениями к окружающим. Именно в этом смысле он выступал. Потом уже шел в буфет, после выступления.

Как мыши Ансипа хоронили

Star InactiveStar InactiveStar InactiveStar InactiveStar Inactive

Однажды Ансип умер. Сначала все сильно растерялись, но потом опомнились и стали думать — что же делать? И решили его все-таки похоронить. Деваться некуда — раз все-таки помер человек, то придется хоронить. Дело житейское. В парке на скамейке не оставишь… Тем более, что и не дышит совсем. Хотя… Может?.. Нет. Иголкой потыкали — не, точно неживой.

Совесть

Star InactiveStar InactiveStar InactiveStar InactiveStar Inactive

Однажды президент Тоомас Хендрик Ильвес вдруг заявил, что у народа Эстонии была совесть. Так и сказал, в простом прошедшем времени. Со свойственной ему простотой, прямотой и откровенностью.

С ним такое бывало. Посмотрит, бывало, в окошко и тут же заметит, что идет снег. Он вообще любил подмечать всякие такие неординарные явления, которые простым людям недоступны. За это его простые люди очень любили. Он им глаза открывал. Прямо на сформированную лично им объективную картину мира. Такой вот молодец. С какой стороны к нему не подойди — некоторые даже сзади пытались — только умище видно. Ей-богу.

Вход на сайт