Star InactiveStar InactiveStar InactiveStar InactiveStar Inactive
 

Выборы депутатов Европейского парламента, при всей их кажущейся далёкости от интересов рядового избирателя, на самом деле являются самыми прямыми из тех, которые предлагает эстонская политическая система.

Фото: Александр Хмыров

Только на них можно голосовать непосредственно за «своего» кандидата, вероятность того, что он будет баллотироваться не в том округе, исключена, а кроме того, можно почти не опасаться, что ваш голос, перемешав его в партийной копилке с другими, в конце концов положат в карман иного политика, в лучшем случае вам глубоко безразличного.

Тем любопытнее парадоксы, которые предлагают нам результаты голосования. В чем залог успеха Яны Тоом, обошедшей всех действующих министров и лидера собственной партии – Железного Эдгара? Объясняется ли это тем, что жители Эстонии предпочли голосовать за тех, кого действительно хотят видеть в Брюсселе? Тогда это означает, что европейские дела не так уж далеки от среднего эстоноземельца, как любят повторять высоколобые «эксперты». Особенно, если кандидат способен внятно объяснить, чем он собирается в Европарламенте заниматься.

Чем объясняется скромный результат Эдгара Сависаара?  Его многие избиратели Центристской партии ясно предпочитают и дальше иметь мэром Таллинна, но этот факт отнюдь не свидетельствует о падении популярности лидера центристов.

В чем феномен личности на выборах в Европейский парламент? Почему эпатажный независимый кандидат Индрек Таранд, в прошлый раз прошедший в Брюссель на волне протестных настроений, но не изнурявший себя в качестве депутата непосильным трудом, вновь заработал 43 тысячи голосов, уступив только Андрусу Ансипу?

Почему Ольга Сытник, которая, как и Яна Тоом, успела поработать и вице-мэром, и депутатом Рийгикогу, и была весьма активна во время предвыборной кампании, получила в процентном соотношении столько же голосов, сколько никому не известная «женщина из народа» Светлана Ивницкая, чьи предвыборные обещания нельзя назвать даже популистскими, поскольку популизм все же как-то уживается с реальностью и здравым смыслом? Это месть избирателя за то, что центристка Сытник предпочла идти на выборы вне партийного списка, или дело опять же в другом?

Почему знаменитый журналист Анвар Самост, чья предвыборная кампания в списке IRL бросалась в глаза своей затратностью, набрал почти в три раза меньше голосов, чем его куда менее известный коллега Танель Тальве?

По этому поводу можно строить различные теории, но ясно одно: в ситуации, когда в Европарламенте заседают семь сотен депутатов, а европейская бюрократия превратилась в притчу во языцех, роль личности не стала меньше, она играет еще большую роль. Депутат от Латвии Татьяна Жданок, которой одни восхищаются, а другие пугают детей, самый знакомый нам, но, к счастью, не единственный тому пример.

И в этом смысле хорошо, что все шесть избранных от Эстонии евродепутатов являются сильными личностями, вызывающими сильные чувства и горячие споры. Хотелось бы верить, что их работа в Брюсселе и Страсбурге будет пробуждать такие же эмоции.

 

Add comment

 


Security code
Refresh

Вход на сайт