Star InactiveStar InactiveStar InactiveStar InactiveStar Inactive
 

Марианна Тарасенко. Фото: Сергей Трофимов

В начале осени пробрало даже нашего – не побоюсь этого слова – президента, который в своем обращении к Рийгикогу рек, что негоже на муниципальных выборах ловить избирателя на лики министров и членов парламента, которые ради горсобрания свои высокие посты, конечно же, не оставят.

Избирателя надо ловить на то, что избирателю в итоге кушать и придется: на людей, которые сами займут кресла, на которые претендовали, а не сыграют роль паровоза, тянущего за собой состав из невесть откуда появившихся товарных вагонов. Приятно, что есть вещи, понятные даже президенту. Обидно, что они непонятны нашему законодательному органу.

А ведь местные самоуправления – это не заоблачные парламентские сферы, в которых что-то то ли решается, то ли не решается, и на каждом из нас то ли отражается, то ли не отражается (например, Закон о языке мало касается представителей титульной нации). Самоуправления – это наш быт: чистота и порядок, инфраструктура, рабочие места и прочее. То, что волнует каждого вне зависимости от его национальности, гражданства и политических пристрастий. Так при чем тут партии и паровозы с прицепами?

Эстония – страна настолько небольшая, что теория шести рукопожатий здесь нивелируется максимум до двух. Если говорить о Таллинне, то подноготную практически любого, самого скромного, но более-менее коренного жителя столицы можно разузнать посредством пары телефонных звонков: главное выяснить, в какой школе он учился. А в провинции и звонить никому не надо.

По большому счету, все мы друг друга знаем. И кто на что способен – будет ли он работать, умеет ли это делать, хочет ли – тоже. И вот, допустим, голосую я за толкового кандидата А, но его голоса отбирает вдребезину распиаренный министр Б, и в результате, по решению партии, они достаются лентяю и бестолочи кандидату Г, который сам набрал ровно два голоса – жены и тещи. В итоге Б остается министром, недобравший те самые два голоса умница А в пролете, Г сидит в горсобрании, а на место, допустим, старейшины района партия мозолистой рукой откуда-то из своих закромов вытаскивает совершенно постороннюю тетку П.

«Ты за какую партию прошлый раз голосовала?» – спрашиваю живущую в глубинке подругу, которая отвечает: «Я не за партию, я за человека». А потом долго и мучительно вспоминает его партийную принадлежность. Мы знаем в провинции примеры весьма удачных коалиций, когда депутаты мирно делают одно общее дело, вспоминая о своих родных партиях лишь тогда, когда те начинают их дергать.

Нужно не только остановить ловлю на министров: на время муниципального «предвыборья» следует упразднить списки и запретить упоминание партий. Все очень просто: баллотируешься – приостанавливай свое членство, выбрали тебя – замораживай на четыре года. И работай, а не соблюдай партийные интересы. Судьбы мира на уровне города все равно вершить невозможно, глядишь, и глупостей услышим меньше – вроде слов, брошенных старейшиной одного из районов в защиту своего заместителя: «А он и не должен работать, он фигура политическая». Метлу тебе в руки, политик! 

 

Add comment

 


Security code
Refresh

Читайте также:

Вход на сайт