Star InactiveStar InactiveStar InactiveStar InactiveStar Inactive
 

Зачем же стулья ломать? Foto: Andres PuttingКто друг, а кто враг эстонского государства, определяет генпрокурор?

”Если нашему восточному соседу не нравится, что мы — член НАТО, то мы должны сказать, что Российская Федерация — наш противник”, — заявил генеральный прокурор Эстонии Норманн Аас.

Вот так: ни больше, ни меньше. Эту сентенцию глава Госпрокуратуры выдал на пресс-конференции, посвященной поимке очередного предполагаемого крота в недрах КаПо.

Обычное, можно сказать, дело для любой спецслужбы. Сегодня они у себя поймали, завтра другие изловят кого-нибудь у себя.

 

”Александр Македонский был великий полководец, но зачем же табуретки ломать?” — спрашивал в фильме Фурманов у Василия Ивановича. У Гоголя Городничий произносит эту фразу немножко по-другому: ”Оно конечно, Александр Македонский герой, но зачем же стулья ломать? От этого убыток казне”. И дело далеко не в том, стулья громят или табуретки, а именно в убытке. Ведь не зря говорят в народе, ”Слово — не воробей, много не нагадит”.

Все хорошо помнят, как в свое время другой силовик — главком эстонской армии генерал Лаанеотс открытым текстом назвал Россию главным противником. Теперь вот генпрокурор начал ”стратегически мыслить”. Спрашивается: при таком раскладе, зачем нужен МИД? Комиссия по иностранным делам Рийгикогу для чего нужна?

Урмас Паэт и Марко Михкельсон не устают напоминать, что Эстония желает иметь нормальные, соседские отношения с Россией. А тут — нате вам! Противник, и все.

Одно дело, когда на слете экс-эсэсовцев Март Хельме, отбросив все дипломатические условности, обращается к своему ”ваффен-электорату”: "Мы всегда были Давидом, воюющим с Голиафом, и всегда, несмотря на все потери, нам удавалось брать над ним верх. Но наша борьба не завершена, да она и не закончится никогда, так как для нашего восточного соседа одно только существование нашего народа и нашего государства просто непереносимо…Змея меняет кожу, но по-прежнему остается змеей… Когда я поднимался сюда на гору, бросилось в глаза, что на место прибыли и стервятники русской пропаганды, которые пытаются это наше мероприятие представить какой-то коричневой чумой, реабилитацией фашизма, скатыванием Эстонии в какое-то болото тоталитаризма".

Хотя бывших послов не бывает, они, как и президент, носят этот титул пожизненно, в образности и прямолинейности партаййгенносе Хельме не откажешь. Но, одно дело — экс-дипломат, работающий на публику, притом, довольно специфическую, с печаткой на пальчике, на которой эмблема СС; и совершенно другое — человек при должности, да еще при какой!

Почему в демократическом государстве, которым себя считает Эстония, силовики лезут во внешнюю политику? Ведь от того, как она развивается, как формируются отношения с соседями, зависит, будет этот самый ”убыток казне”, или не будет.

Норман Аас своей репликой подал хорошую идею, как сэкономить государственные средства, чтобы направить их, скажем, на социальные нужды, например, накормить голодных детей. Упразднить МИД, если и без него есть кому в стране определять внешнюю политику — решать, кто союзник Эстонии, а кто ее противник. Правда, существует опасение, что многочисленные обитатели здания бывшего ЦК Компартии Эстонии с этим могут не согласиться.

Новый гендиректор Департамента полиции безопасности Арнольд Синесалу на пресс-конференции предпочел не высказываться на тему друзей и врагов. Из чего можно сделать вывод, что он — человек, понимающий, что слово — не воробей. Но глава прокуратуры! Неужто не видит вокруг себя ”стервятников русской пропаганды”?

Господину Аасу надо периодически выходить в народ, например, бывать в Синимяэ в последнюю субботу июля. 27 июля он мог бы наскрести, как минимум, пару железных составов преступления — от разжигания национальной розни в речи председателя Консерватиной партии Марта Хельме до использования нацистской символики одним из престарелых участников слета.

Сможет ли господин Аас сегодня ответить на вопрос: как после того, что он назвал Россию ”нашим противником”, должна себя чувствовать в Эстонии одна треть населения, которая так или иначе связывает себя с Российской Федерацией? Как должны себя чувствовать русские молодые люди, служащие в эстонской армии, когда им говорят, что их историческая родина — их противник?

var c = "EESTI"; var _delfiVideoX = 517;var _delfiVideoY = 323;var _delfiVideoSalt = "X1DNCzkR";_createDelfiVideo();


Add comment

 


Security code
Refresh

Читайте также:

Вход на сайт