Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
Administrator
Автор - Administrator. Опубликовано в Герои / Мемориалы, 17 октября 2012.
Hot 2412 посещений 0 favoured
Фёдор Ушаков
 Фёдор Ушаков

Адмирал не терпел сквернословия и пьянства

195 лет назад, 14 октября 1817 г., на праздник Покрова Пресвятой Богородицы скончался один тамбовский помещик, ведущий свою родословную от князя Редеди, предводителя кавказского народа касогов, предков нынешних адыгейцев. Событие не бог весть какое, если не упомянуть имя помещика. А звали его Фёдором Ушаковым.

Тут главное - не допустить путаницы. Наша история, во всяком случае, церковная, знает двух святых, которые носят имя Фёдор Ушаков. Правда, один прославлен как преподобный, а другой - как святой праведный воин. Совпадение довольно редкое. Особенно если учесть, что один Фёдор Ушаков приходился другому родным дядей. Такой семейственной святости днём с огнём не сыщешь - навскидку можно вспомнить разве что святых братьев Бориса и Глеба да супругов Петра и Февронию Муромских.

Святой и цугундер

Нас больше интересует племянник, то есть святой праведный воин Фёдор Ушаков, который, к слову, значительный период своей жизни носил вполне мусульманское, араб­ское звание «аль-мирааль», что в переводе значит «владыка морей». В европейской традиции это звание несколько переиначили в привычного всем адмирала.

Когда в одном человеке сходится столько противоречивых факторов, становится ясно, что перед нами фигура уникальная. Если добавить ещё кое-что, то выйдет, что Фёдор Фёдорович был уникальным в квадрате, если не в кубе. И как человек, и как военачальник.

А добавить можно многое. Ну вот, например, цитата из докладной записки самого Ушакова: «Благодарение Богу, при всех означенных боях с неприятелем и во всю бытность флота под моим началом на море, ни одно судно из оного флота не потеряно и пленными ни один человек из наших служителей неприятелю не достался». Найдутся ли во всей мировой истории флотоводцы, которые смогут похвастаться такими достижениями?

Конечно, недоброжелатель брезгливо процедит, что, дескать, пленными его матросы врагу, может, и не доставались. Зато, наверное, мёртвыми - без счёта. Известно ведь, что русские полководцы рядовых не жалеют!

Не жалеют, это верно. А что значит «жалеть»? Адмирал Ушаков в своей докладной запис­ке, видимо, из врождённой скромности, умолчал, что не потерпел за всю свою жизнь ни одного поражения. Что провёл 43 морских баталии. И что в них было потеряно ровным счётом 500 человек. И это притом что за все те годы под его началом ходили десятки тысяч!

А не жалел он своих матросов исключительно в том смысле, что за проступки наказывал по всей строгости. Известны случаи, когда он прописывал виноватым по тысяче шпицрутенов, то есть палок. Это много. Это, если хотите, десять цугундеров. В буквальном смысле. Если кого приговаривали к цугундеру, то есть к сотне (от немецкого zu Hundert) палочных ударов, это часто означало смерть.

Жестоко? Возможно. Но надо посмотреть, за что именно чья-то спина поплатилась цугундером. Выйдет, что за дела серьёзные. За воровство казённых денег, например. За карточные и вообще за азартные игры. За пьянство. За скверно­словие.

Последнее приводит «знатоков» морских традиций в негодующее изумление. Помилуйте, а как же знаменитый «боцманский», он же «шлюпочный» загиб, состоящий из сплошного мата? Не верим! А если это даже и правда, то, значит, у Ушакова всё не как у людей!

Война по Госту

А у него и было «всё не как у людей». Сугубо сухопутный мальчик из города Романова (ныне Тутаев в Ярославской области) вдруг решает учиться в Морском шляхетском корпусе. И это во времена императрицы Елизаветы Петровны. Флот тогда был в аховом состоянии, о чём знает каждый, кто хоть раз смотрел кино про приключения Алёши Корсака и Саши Белова: «Берейторское обучение лошадей! Гардемарины, а моря не видели!»

Дальше всё по нарастающей. Первый свой орден боевой офицер, капитан 2-го ранга Фёдор Ушаков получает опять-таки сугубо штатский, чиновничий. Владимира IV степени. За то, что принял надлежащие меры «по убережению Херсона и окрестностей от чумы».

Когда дело дошло до собст­венно морских сражений, Ушаков снова ведёт себя не как все цивилизованные люди. Тогда и европейский, и турецкий флоты свято придерживались линейной тактики Поля Госта, внесённой во все уставы и учебники и считавшейся идеальной. Она заключалась в том, что корабли выстраивались в две линии, сходились и начинали месилово с увечьями и трупами. Такая вот война, буквально «по Госту».

Ушаков же противопоставил этому старью на первый взгляд ещё большее старьё. И воевал не по какому-то Госту, а исключительно по воле Божией. Конкретно - по библейскому принципу пророка Захарии: «Поражу пастыря, и рассеются овцы его». Оно, может, и смешно, а вот туркам, которые всегда имели над нашим флотом численный перевес, было не до смеха. Ушаков малыми силами, выстроенными в клин, нападал на «пастыря», то есть на флагманский корабль, топил его или сжигал - и остальные «овцы» действительно драпали, теряя штаны.

Кстати, насчёт этого самого «боцманского» матерного загиба. В одном из самых славных сражений Ушакова, после которого султану Турции сказали: «О, Великий! Твоего флота больше нет», произошёл забавный эпизод.

Турецкими силами командовал некий алжирский паша по имени Сеит, прозванный «грозой морей». Это был пират и разбойник, который и впрямь почти парализовал торговлю на Средиземном море. Он нагло похвалялся перед султаном, что повергнет русского «Ушака» к стопам его величества. Причём в клетке и в железном ошейнике.

Ушаков об этом каким-то образом узнал. И в разгар боя, когда его корабль приблизился к турецкому флагману, Фёдор Фёдорович увидел Сеит-пашу. После чего схватил рупор и крикнул: «Сеит, бездельник! Я отучу тебя давать такие обещания!»

И всё. Ни «так твою мать», ни чего-нибудь похлеще. Зато дальнейшее полностью укладывается в формулу: «Мужик сказал - мужик сделал». 34 русских корабля разбили и разогнали 78 турецких. Потери Ушакова - 17 человек. Потери только на корабле Сеит-паши - 450 человек.

Так что тем, кто уверен, дескать, русские обычно побеждают с помощью «такой-то матери», а в их рядах царит бардак, есть над чем подумать. Особенно над тем, какой порядок в действительности царил на кораблях Ушакова.

Всё было просто. «Моряк, как и монах, постоянно должен молиться и трудиться» - вот основной принцип русского адмирала. И, надо сказать, результаты такая методика давала. Победы без поражений - пусть это можно при желании списать и на везение. Но поистине рыцарское отношение к побеждённым и к населению было бы невозможно без ушаковского воспитания.

Вот как пишет купец Николай Пасхалис о пребывании русского флота на греческих островах: «Поразительно благочестие Ушакова, как, впрочем, и других русских. Невероятно, но каждое воскресенье все солдаты желают посещать Божественную литургию, для них выделено шесть церквей. Видя, как они молятся, мы даже стыдимся в сравнении с ними считать себя ревностными христианами». Что тут скажешь? Святой праведный воин...


Administrator

Author: Administrator

7397 0 0
...

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Powered by CjBlog