Сегодня и вчера

Star InactiveStar InactiveStar InactiveStar InactiveStar Inactive
«Портрет императора Священной Римской империи Матиаса» Автор: Ганс Ахенский

 

 «Портрет императора Священной Римской империи Матиаса» Автор: Ганс Ахенский

«Портрет императора Священной Римской империи Матиаса» Автор: Ганс Ахенский

Размер: 104 × 80 cm. Техника: Холст, масло. Время создания: 1600-е годы.

Местонахождение: Государственный музей, Рейксмюзеум (нидерл. Rijksmuseum), Амстердам, Нидерланды

И Цесари в те поры вставали и о Царского Величества здоровье спрашивали стоя; а Ваше Цесарское Величество против Царского Величества именования не встали

Сегодня и вчера

Star InactiveStar InactiveStar InactiveStar InactiveStar Inactive
«Поликрат и рыбак» Автор: Роза, Сальватор

 

 «Поликрат и рыбак» Автор: Роза, Сальватор

«Поликрат и рыбак» Автор: Роза, Сальватор (ит. Salvator Rosa)

Размер: 73 х 98,6 см. Техника: Холст, масло. Время создания: 1664.

Местонахождение: Чикагский института искусств, США

Счастливый обладатель этой диковинки не согласился отдать ее одному английскому туристу за триста пятьдесят тысяч франков, и намерен, говорят, ехать в С. Петербург.

Сегодня и вчера

Star InactiveStar InactiveStar InactiveStar InactiveStar Inactive
«Прильвицкая статуэтка»

 

 «Прильвицкая статуэтка»

«Прильвицкая статуэтка»

Техника: Гравюра из издания: Журнал Министерства народного просвещения. Часть LXX. —СПб. 1851

Источник: http://www.runivers.ru/bookreader/book451150/#page/733/mode/1up

Открытие было так неожиданно и так важно, что мнения о ценности его тотчас разделились

Сегодня и вчера

Star InactiveStar InactiveStar InactiveStar InactiveStar Inactive
«Телеграфный аппарат.»

 

 «Телеграфный аппарат.»

«Телеграфный аппарат.»

Время создания: Около 1870 года. Страна: Франция

Электрический телеграф для частных взаимных сообщений

Сегодня и вчера

Star InactiveStar InactiveStar InactiveStar InactiveStar Inactive
«Композиция из серии «Искусство высокого разрешения»

 

 «Композиция из серии «Искусство высокого разрешения»

«Композиция из серии «Искусство высокого разрешения»» Автор: Худяков Константин Васильевич

Техника: Компьютерная графика. Время создания: 2010

Источник: Иллюстрация из издания: Бережная С. В., Бондаренко И. И., Кумченко Н. М. Тоталитаризм в истории Европы XX века. — Братислава, 2012

До XX столетия не было возможностей для формирования обществ диктаторского типа на основе социально разработанной идеологии и с помощью методов социальной инженерии

Сегодня и вчера

Star InactiveStar InactiveStar InactiveStar InactiveStar Inactive
 Гравюра, типографский оттиск «Иисус Христос среди песьеглавцев. Киевская Псалтирь. 1397»

 

 Гравюра, типографский оттиск «Иисус Христос среди песьеглавцев. Киевская Псалтирь. 1397»

Гравюра, типографский оттиск «Иисус Христос среди песьеглавцев. Киевская Псалтирь. 1397»

Многочисленный, на севере Европы поселившийся славянский народ разделился на два мира: русский и лядский…

Зубрицкий Денис. Аноним Гнезненский и Иоанн Длугош. Львов,1855. С. 2









Иллюстрация на полях к Псалму 21. Киевская Псалтирь. 1397 год. С. 60


Неизлишним, и даже необходимым считаю, бросить здесь взгляд на тогдашнее положение, состояние и политические отношения европейского севера, к коему и наша Галиция принадлежала. — Читателю известно уже из галичской истории, что многочисленный, на севере Европы поселившийся славянский народ разделился на два мира: русский и лядский. Первым управляли потомки Рюрика, а вторым потомки Пяста. — Когда в русском мире с кончиной мудрого Ярослава № 10, а в лядском мире с кончиной Болеслава Кривоустого прекратилось единодержавие, распались мало-помалу оба мира на множество удельных больших или меньших княжеств, которые однакож всегда оставались исключительным достоянием, собственности, обоих господствовавших родов; — на Руси Рюриковичей, а в Польши Пястовичей, невзирая на то, что владевшие князья или линии в обоих родах и ссорились и мирились, и воевали и дружились между собой.

В XIV столетии стали в обоих мирах расторгнутые доселе частицы опять совокупляться, сливаться в большие государства; но однакож еще и во время, о котором, как ниже, трактует Аноним Гнезненский и Иоанн Длугош, разделялся лядский мир, кроме меныших уделов, на две державы — на две группы. — Иоанн Слепый король чешский, которого верховную власть многие из удельных польских князей Пястовичей добровольно признавали, (смотри ниже первую статью Анонима Гнезненского) писался Польским королем, и Казимир Владиславович, Великим наименованный, к коего системе мазовецкие князья волей-неволей должны были присоединиться — употреблял такоже титул Польского короля — следовательно в лядском мире два польских королевства — два польских короля.

Равным почти образом как лядский, сгруппировался и русский мир, в две отдельные, а иногда и враждебные между собой системы, — именно — в состоявшую тогда под монгольским владычеством Русь — и в литовскую Русь. — В первой или татарской Руси, московские князья, в борьбе с тверской линией Рюриковичей за великокняжеское достоинство, — в попытке, низвергнуть татарское иго, — в стремлении покорить себе мелкие единородные княжества и усмирить своевольную новгородскую республику, лишь только стали предвещать будущее свое предназначение, будущее свое величие; но во всех предприятиях, во всех мерах и подвигах отпечатливалась еще нерешимость в делах, безнадежность на успехи, и оцепенение от долговременного татарского рабства происходившие. — Совсем другим видом образовалась, устроилась западная Русь, литво-русская держава. — Литва, ее географическое положение и смежность ее с владимирскими княжествами, известны уже нашим читателям. — Они в предыдущей галичской истории начитались о войнах наших князей с Литвой. — Имена славного литовского короля Миндовга и причудливого князя-монаха Войшелка в свежей еще у них памяти. — Они вспомнят себе даже, что наш королевич Шварно Даииилович № 359 княжил в Литве; следовательно рассказывать пространнее о Литве было бы излишним, должно только заметить, что по убийстве Войшелка, по смерти нашего Шварна настала новая династия Гедиминовичей в Литве. — Династия славившаяся в начале своего существования знаменитыми завоевателями, какими были, Гедимин, Олгерд, неутомимый Кейстут и удалый сын его Витолд. — Гедиминовичи завладели сначала оружием многими русскими землями, а после чрез вступление в браки с русскими княжнами сроднились с Рюриковичами, приняли русское вероисповедание, русский язык и обычаи, словом обрусели, — образовали сильный союз больших и меньших князей Гедиминовичей и Рюриковичей, с удивительныи согласием между собой, и — защищали друг друга, воевали совокупно прусских крестоносцев, Поляков, Венгров, Татар, даже Татарам подвластных северо-восточных русских князей, — и освободили западную Русь от татарского данничества. Сим способом возникла и возросла другая, то есть Литовская Русь…  

Сегодня и вчера

Star InactiveStar InactiveStar InactiveStar InactiveStar Inactive
«Осмотр ведьмы»

 

«Осмотр ведьмы»

«Осмотр ведьмы» США. Техника: Холст, масло

Время создания: 1853

Местонахождение: Музей Пибоди Эссекс Peabody Essex Museum Салем, Массачусетс

Обыкновенной предварительной операцией было отыскивание на теле подсудимой «ведовской печати» 

Сперанский Н. Ведьмы и ведовство. Очерк по истории церкви и школы в Западной Европе. —М., 1906 С. 18


Самая пытка рассматривалась при этом, как род единоборства между «Божественной Юстицией» и «отцом всякой лжи» дьяволом. В те времена, когда процессы ведьм в Германии находились еще в руках инквизиции, судьи-монахи охотно прибегали при этом поединке к чисто духовным средствам. Они служили перед началом пытки мессу за ее успех, они поили подсудимых на тощий желудок святой водой, чтобы дьявол на пытке не мог связать им язык, они обвертывали подсудимых по голому телу лентой «длиною в рост Спасителя», где были начертаны семь слов Спасителя, произнесенные на кресте; лента эта, по их уверению, отягощала виновных хуже всяких цепей; в случае, если подсудимая выдерживала все мучения без стона и без капли слез, они читали особо составленные на этот случай заклинания и т. п. ). Светским, в особенности протестантским судам к подобным мерам, конечно, уже не полагалось прибегать. Зато они с особой тщательностью принимали другую меру предосторожности и неукоснительно приказывали палачу перед началом допроса сбривать у подсудимой все волосы на теле, чтобы она нигде не могла запрятать какого-нибудь микроскопического амулета, способного сделать ее нечувствительной к страданиям. Другой столь же обыкновенной предварительной операцией было отыскивание на теле подсудимой «ведовской печати», т.-е. знака, которым пометил ведьму дьявол немедленно по заключении с ней договора. Печатью этой признавалось любое пятнышко на коже, которое оказывалось нечувствительным к уколу. Раз такая печать была отыскана, у судей не оставалось уже сомнений в виновности подсудимой, и пытка должна была только вырвать у ней подробное описание ее злодейств. Но, если, несмотря на все старания палача, подобной метины не находилось, то это все же не останавливало пытки; она лишь изменяла свою ближайшую задачу.

Однако даже при соблюдении всех опытом указанных предосторожностей и при содействии вполне прошедшего свою науку палача, «выпытать» у запирающихся «чортовых женок» «желанные ответы» часто оказывалось делом очень нелегким. «Легче дрова колоть, чем вести дела об этих ужасных женщинах», так восклицал один баварский судья XVII века. Действительно, дошедшие до нас судебные протоколы показывают, что иные из обвиняемых проявляли поразительную силу сопротивления. Пытку мало по малу поднимали с низших ее степеней, которые именовались «человечными», до высших, которые сам суд не мог не признавать бесчеловечными, а подсудимые все не сознавались, или, сознавшись, немедленно по прекращении пытки брали свои показания назад. Пытку повторяли один раз за другим — высшее записанное число доходить до 53, — а подсудимые упорно продолжали твердить о своей невинности, и многие умирали в застенке, не сказав того, чего от них требовали судьи. Тут действовал не один страх казни, являвшейся неизбежным последствием признания. Напротив, для многих, кто раз побывал на пытке, как это свидетельствует тот же Шпе, и как этому всякий охотно поверит, она казалась «ужаснее десяти смертей, если бы это было возможно». Но, кроме естественного отвращения к тому, чтобы взвести на себя все ужасы, которые перечислялись в «Наставлениях», иных из подсудимых поддерживала в этой отчаянной борьбе боязнь навеки погубить свою душу. Солгать перед судом, в особенности же оболгать невинных, назвав упорно требуемые имена сообщниц, это являлось в их собственных глазах смертельным грехом, и мысль об аде давала этим несчастным силу упорно переносить самые адские мучения. «Я невинна, Господи Иисусе, не оставь меня, помоги мне в моих муках... Господин судья, об одном молю Вас, осудите меня невинною. О Боже, я этого не делала; если бы я это делала, я бы охотно созналась. Осудите меня невинной. Я охотно умру...» Такими раздирающими воплями оглашались тогда застенки. Наконец, нередко упоминаемые протоколах случаи, что подсудимые выносили пытку, не меняясь в лице и не издавая ни звука, «хотя в них били, как в шубу», должны быть относимы насчет состояния так называемой «истерической анестезии»—предположение, которое приходится признать более чем вероятным в виду несомненного присутствия среди мнимых ведьм множества нервнобольных женщин.

Но для суда все это имело лишь одно объяснение; все это были козни дьявола, над которыми необходимо было восторжествовать искусным ведением допроса из под пытки. Присутствие дьявола в застенке действительно чудилось судьям постоянно. Послушаем опять того же Шпе. «Если несчастная женщина на пытке от нестерпимых мук дико вращает глазами, для судей это значит, что она ищет глазами своего дьявола; если же она с неподвижными глазами остается напряженной, это значить, что она видит своего дьявола и смотрит на него. Если она находит в себе силу переносить ужасы пытки, это значит, что дьявол ее поддерживает, и что ее необходимо терзать еще сильнее. Если она не выдерживает и под пыткой испускает дух, это значит, что дьявол ее умертвил, дабы она не сделала признаний и не открыла тайны». И так рассуждали не какие-нибудь дикари, а во многих отношениях действительно образованные юристы XVII века. Имя помянутого уже нами Бенедикта Карпцова недаром до сих пор славится в летописях германской юриспруденции, что не мешает ему оставаться автором такого рода резолюций на пересылавшиеся ему акты: «Так как из актов явствует, что дьявол так прихватил Маргариту Шпарвиц, что она, не пробыв и получаса растянутой на лестнице, с отчаянным криком испустила дух и свесила голову, откуда видно было, что дьявол умертвил ее изнутри ее тела, и так как нельзя не заключить, что с ней дело обстояло неладно также из того обстоятельства, что она ничего не отвечала во время пытки, то мертвое ее тело согласно справедливости должно быть закопано живодерами между виселиц».

Вход на сайт