Затопление русских кораблей после падения Севастополя. Французская гравюра, 1855 г.

1854 год. 2 октября (20 сентября ст.ст.) адмирал Нахимов выводит суда из Южной бухты на оборону Севастополя

«18 сентября Меншиков наконец, приблизив свою армию к Севастополю, побывал в городе, виделся с Корниловым и «предупреждал его, чтобы впредь он не беспокоился, если действующему отряду потребуется сделать еще какую-нибудь диверсию затем, чтобы отвлечь внимание неприятеля от Севастополя». Но Корнилов плохо верил в стратегию главнокомандующего и настаивал на необходимости усилить гарнизон, и князь «снисходя на односторонний взгляд еще не опытного в военном деле адмирала, уважая лихорадочную его заботливость о сосредоточении себе под руку всех средств к обороне Севастополя, главное же — сознавая, как важно ободрить столь незаменимого своего сподвижника», — согласился. Другими словами, Меншиков в это время не очень уверенно себя чувствовал и не решился спорить с Корниловым, который, по-видимому, не весьма и стеснялся с его сиятельством в этот момент. «...Корнилов не сочувствовал никаким диверсиям, не оценил по достоинству стратегических соображений светлейшего и смотрел на него, как на возвратившегося из бегов», — с грустью констатирует адъютант и поклонник Меншикова А. А. Панаев.

 

Тотчас же из команд, снятых с кораблей, стали формироваться батальоны под начальством корабельных командиров для действий на берегу. Нахимов все эти дни — 12, 13, 14 сентября и дальше — непрерывно перевозил орудия с кораблей на береговые бастионы, формировал и осматривал команды, следил за вооружением батарей Северной стороны.

 

2 октября Нахимов вывел оставшийся пока русский флот из Южной бухты и расставил суда так умело и счастливо, что до последнего дня своего существования они могли оказывать максимально возможную помощь обороне Севастополя.

 

Артиллерийская перестрелка между Севастополем и неприятелем стала усиливаться. Русские старались мешать работе англичан и французов по устройству насыпей в их параллелях, французы и англичане прощупывали слабые места оборонительной линии и стремились помешать кипучей деятельности Тотлебена и его рабочих, которые проявляли совсем неслыханную энергию и спокойствие духа, когда им приходилось местами работать под неприятельским огнем. Этот огонь то замирал, то усиливался. Выпадали сравнительно даже спокойные дни. Приготовления с обеих сторон принимали все больший размах. Близилось страшное 5 октября. Меншиков хотел было усилить артиллерию, но из его добрых намерений мало что выходило».

 

Цитируется по: Тарле Е. В. Крымская война: в 2-х т. — М.-Л.: 1941-1944. с.135-136

История в лицах


Ф.Н.Глинка, «Там, где синею волною омывался виноград…»:

Там, где синею волною
Омывался виноград
Где под южною луною
Склоны каменных громад
Осенял чинар и тополь,
Где фосфор горит в волнах,
Где могучий Севастополь
Красовался на скалах,
Загремело вдруг волною,
За ударом шёл удар,
И за дымной пеленою
День и ночь кипел пожар,
И чугунным градом бомбы
Разражались на бойцов
Погреба и катакомбы
Лишь детей и стариков
Ненадёжно прикрывали
А родные нам полки-
На стенах,- стеной стояли,
Веря в Бога и в штыки…
Но теперь те стены,- где вы?
Смыл все брани ураган!...
...Там-то смерти праздник дан,
Там хлестала кровь из ран!...
Но дружина жен и девы,
Обручась крестом златым
С милосердием святым,
Шли на гибель, не бледнея,
И несли фиал елея
И сердечную слезу
В неисходную грозу...
И вот одна, пройдя тот путь кровавый,
Явилась к нам в венце Христовой славы
И, отгостив на огненном пиру,
Из мира бурь пришла на мир в столицу.
Приветим же Бакунину сестрицу
И милосердия приветим в ней сестру!

Цитируется по: Глинка Ф. Н. Сочинения. Сост., послесл. и коммент. В. И. Карпеца.- М.: Советская Россия, 1986

Мир в это время


В 1854 году в Испании начинается крупное народное восстание

Столкновение восставшего народа Мадрида с королевскими войсками. Гравюра 1856 г.

«Летом 1854 г. генералы О'Доннель и Дульсе, принадлежавшие к умеренному крылу прогрессистов, подняли восстание. Чтобы привлечь на свою сторону массы, руководители восстания обратились к населению с манифестом, получившим наименование «мансанаресской программы» (по городу, где этот документ был объявлен). Программа предусматривала созыв кортесов, сокращение налогов, восстановление местного самоуправления и создание национальной милиции. Несмотря на умеренность этой программы, она вызвала подъем всенародной борьбы. Повсюду возникали революционные хунты. В Каталонии произошла всеобщая стачка. Началось формирование национальной милиции и ее вооружение. В Мадриде развернулись баррикадные бои.


Однако и на этот раз власть в стране захватили либеральные помещики и крупная буржуазия. Кортесы, созванные в том же году, приняли новую умеренную конституцию, в основном повторявшую конституцию 1837 г. Снова ставший на некоторое время у власти Эспартеро продолжал свою политику лавирования между правыми, которых представлял О'Доннель, и левыми, выдвигавшими требования демократических преобразований. В июле 1856 г. О'Доннель взял власть в свои руки. Попытки рабочего класса и демократических кругов - ремесленников, мелкой буржуазии и интеллигенции - выступить против О'Доннеля и задержать наступление реакции были подавлены. 15 августа правительство ликвидировало национальную милицию и провинциальные муниципалитеты, а 2 сентября распустило кортесы. В стране вновь воцарилась реакция. Таким образом, буржуазные революции, неоднократно происходившие в Испании, не привели к коренным преобразованиям ее политического и социального строя. Они являлись, как правило, военными восстаниями, носили верхушечный характер; их руководители больше всего боялись пробудить к жизни активность народных масс и готовы были на компромисс с клерикально-помещичьей реакцией».

Цитируется по: Всемирная история. Энциклопедия. Том 6. М.: Издательство социально-экономической литературы, 1959

Add comment

 


Security code
Refresh

Вход на сайт