Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
Автор - Administrator. Опубликовано в Дизайн / Мода / Этикет, 13 августа 2018.
180 посещений 0 favoured

После революции в советском обществе негативно относились к моде. Стильную одежду считали «мелкобуржуазным пережитком», а модно одетого человека называли транжирой и тунеядцем. Но модельеры постепенно меняли общественное мнение: в России стала появляться самобытная и узнаваемая одежда. Русские костюмы признавали и копировали за рубежом, а у некоторых портных одевались даже представители власти. Портал «Культура.РФ»  знакомит с яркими личностями моды Советского Союза.

Простота и элегантность: Надежда Макарова

Художник-модельер Надежда Макарова была племянницей известного модельера Надежды Ламановой. Свою творческую карьеру она начинала в мастерской тети — там Макарова выполняла небольшие задания, а заодно наблюдала за работой мастера и перенимала опыт. Неудивительно, что первые костюмы Надежды Макаровой напоминали по стилю ламановские. Это были строгие платья, сделанные из холста — грубой ткани, украшенные разноцветными вставками с народными мотивами.

С 1923 по 1924 год Надежда Макарова училась в художественной студии Константина Юона, параллельно работая в мастерских современного костюма. Одной из ее заметных работ того времени был костюм из прямого платья без рукавов и длинного жакета. На Всемирной выставке в Париже она представила два современных наряда с русским кроем и декором.

Оригинальный взгляд художница проявила в костюмах для театра, делая одежду для спектаклей МХАТа, театров Мейерхольда и Вахтангова. Макарова также разрабатывала одежду для массового потребителя: пальто и платья. Одна из популярных моделей — клетчатое пальто прямого силуэта.

В 1934 году в Москве открыли первый в СССР Дом моделей. На должность его руководителя и ведущей художницы позвали уже опытную Надежду Макарову. Ее модели, как и костюмы Ламановой, были лаконичными, элегантными.

...Простота далась совсем непросто, а в результате большого труда, наблюдения и внимательного изучения главным образом народного костюма с его необычной логикой кроя.

Надежда Макарова

Народные мотивы и «русская тема»: Фекла Гореленкова

Мастер советского моделирования Фекла Гореленкова познакомилась с профессией рано: в 10 лет она ходила в школу-мастерскую Елизаветы Шеффер в Рязани. Позднее Шеффер переехала в Москву и поступила в мастерскую Ламановой, а заодно перевезла своих учениц.

В то время Надежда Ламанова разрабатывала новый метод конструирования одежды: она накалывала ткань прямо на человеке или манекене-дублере. Фекла Гореленкова работала закройщицей и выполняла это самое ответственное поручение — драпировала и накалывала материалы. У Ламановой Гореленкова проработала до 1928 года. После устроилась художником-модельером на швейную фабрику и в Научно-исследовательский институт меховой промышленности.

В 1934 году Фекла Гореленкова пришла в Дом моделей. У нее было свое видение и понимание европейского и русского костюма. О мастере советской моды Фекле Гореленковой в то время говорили в прессе. «Сквозь многие ее модели проходит «русская тема», но это никогда не выглядит нарочитым. Народный мотив, орнамент, линия, идущая от народного костюма, необычайно органично связана с современной формой…» — писала газета «Известия».

За свои модели художница привезла диплом с Международной парижской выставки. В 1956 году образцы женской одежды моды 1950-х, разработанные Гореленковой, опубликовали в книге «Кройка женского платья».

Прозодежда и агиттекстиль: Варвара Степанова

Художница-авангардистка, жена скульптора и фотографа Александра Родченко, Варвара Степанова пришла в моду в 1924 году. До этого она училась в студии Константина Юона, выпускала рукописные сборники экспериментальной «трансрациональной» поэзии с собственными рисунками и иллюстрировала стихотворения Алексея Крученых. В 1920-х Степанова участвовала в выставке конструктивистов «5 × 5 = 25», преподавала в Академии социального воспитания имени Крупской и на Высших художественно-технических мастерских. Она также конструировала костюмы и декорации для пьесы Александра Сухово-Кобылина «Смерть Тарелкина».

Одна из заслуг Варвары Степановой в советской моде — манифест «Костюм сегодняшнего дня — прозодежда». Статья вышла в 1923 году. В ней Степанова изложила новые принципы конструирования одежды.

Мода, психологически отражавшая быт, привычки, эстетический вкус, уступает место одежде, организованной для работы в различных отраслях труда… одежде, которую можно показать только в процессе работы в ней, вне реальной жизни не представляющей из себя самодовлеющей ценности, особого вида «произведений искусства».

Варвара Степанова

С 1924 года для Степановой начался период текстильного дизайна. Для тканей Первой ситценабивной фабрики она вместе с Любовью Поповой создавала так называемый агиттекстиль — принты с серпами, молотами, тракторами, сеялками, комбайнами, аэропланами. Известные дизайнеры также разработали ткани с простыми геометрическими формами в духе конструктивизма. Часть эскизов запустили в производство, а некоторые из них отобрали для Международной выставки в Париже 1925 года.

Балетные костюмы: Варвара Каринская

Художник по костюмам Варвара Каринская еще в детстве увлекалась рисованием и рукоделием — эти увлечения пригодились ей в будущей карьере. В 29 лет она вместе с мужем переехала в Москву из Харькова. Здесь Каринская стала интересоваться искусством, в том числе и балетом, держала салон, в котором собирались поэты, художники, скульпторы. В это время она придумала технику своеобразных коллажей: рисунки и фотографии комбинировала с небольшими кусками ткани. Работы Каринской даже выставлялись в московской галерее.

После революции Каринская открыла первое советское модельное ателье от-кутюр по пошиву платьев и шляпок. У нее стали одеваться жены нэпманов и коммунистическая элита. Модельер также владела школой художественной вышивки для детей ARS.

В 1924 году школа помогла ей эмигрировать из СССР: под видом организации выставки работ учеников Каринская уехала в Европу. С 1930 года она жила в Париже, где сотрудничала с антрепризой Русского балета Монте-Карло, оформляла спектакли Жана Кокто. Каринская быстро стала известной в балетных кругах Европы.

Через девять лет художница переехала в Нью-Йорк. Там она устроилась дизайнером к балетмейстеру Джорджу Баланчину. «В литературе есть Шекспир, а в костюмах — Каринская», — говорил Баланчин. Сначала она создавала костюмы по эскизам Сальвадора Дали, Анри Матисса и Марка Шагала, а позднее — по своим собственным. В 1950 году для спектакля Баланчина «Симфония до мажор» Каринская придумала пачку, которую используют и в современном балете. Она сделана так, чтобы танцорам было проще двигаться: в пачке нет металлического каркаса и меньше ткани.

Варвара Каринская также создавала костюмы к бродвейским мюзиклам и голливудским фильмам. В ее платьях снимались Марлен Дитрих, Ингрид Бергман и Вивьен Ли. В 1948 году российская художница получила первый в истории «Оскар» за лучшую работу художника по костюмам — за работу в фильме «Жанна д’Арк».

Мода для всех: Алла Левашова

В 1941 году Алла Левашова окончила Московский текстильный институт. Позднее по ее инициативе там открыли отделение художников-модельеров. В 1942 году Левашова стала работать художником-постановщиком в Московском драматическом театре имени К.С. Станиславского.

В 1949 году дизайнер перешла в Общесоюзный Дом моделей одежды. Она создавала простые и элегантные образы — их печатали в журналах и возили на выставки. Однако Левашова хотела создавать одежду не только для элиты, но и для массового потребителя: вещи, которые выпускали на фабриках, не пользовались спросом. Она стремилась сделать моду доступной для всех.

В 1962 году при Министерстве легкой промышленности Алле Левашовой удалось открыть Специальное художественно-конструкторское бюро (СХКБ) — своеобразное советское прет-а-порте. На фабриках стали шить жакеты без воротника в стиле Шанель, льняные и хлопковые платья-трапеции, украшенные декоративным жемчугом и кружевом, стеганые болоньевые пальто, вечерние платья и женские брюки, халаты и пижамы. Левашова даже встречалась с Ивом Сен-Лораном, после чего они подписали договор, и СХКБ получало лекала от французского модного дома Кристиана Диор.

«Русские» сапоги: Вера Аралова

Вера Аралова — модельер, заслуженный художник РСФСР, она училась в Московском художественном училище памяти 1905 года. После учебы, с 1930 года, оформляла декорации и делала эскизы костюмов для театров Москвы, Твери, Тулы и Симферополя.

В 1948 году Вера Аралова устроилась художником-модельером в Общесоюзный Дом моделей. Параллельно писала картины и графику, участвовала в выставках сама и помогала их организовывать Художественному фонду СССР за рубежом.

В конце 1950-х Аралову узнал весь мир. В 1959 году она представила на выставке в Париже шубку из серой белки с расширенным низом и красные кожаные сапоги с молнией на голенище — первые в истории моды. Через несколько лет вся Европа начала ходить в «русских» сапогах.

Вера Аралова состояла в редколлегии модных журналов и покровительствовала молодым художникам и моделям. Именно она открыла для Советского Союза манекенщицу Регину Збарскую, которую потом назвали «самым красивым оружием Кремля».

Мужская мода: Александр Игманд

Создателем советской мужской моды был Александр Игманд. Он учился в Магнитогорском индустриальном техникуме и стажировался у местного портного. Затем перевелся в Московский техникум легкой промышленности имени А.Н. Косыгина.

В это время Игманд стал брать частные заказы. В 1962 году он сшил костюм режиссеру Андрею Тарковскому для Венецианского кинофестиваля. Меньше чем за неделю был готов классический черный однобортный костюм с двумя шлицами, на одной пуговице. Тарковский тогда взял «Золотого льва» — это событие Игманд считал официальным международным дебютом.

Первую коллекцию, которую Александр Игманд создал для преддипломной практики, показали на выставке в Монреале. В 1967 году это помогло начинающему модельеру попасть в Общесоюзный Дом моделей. «Большое влияние на меня оказала атмосфера той поры 60-х, когда возникло движение стиляг (я и сам был одним из них): мужчины стали выглядеть не как оловянные солдатики — в их одежде появилась какая-то мысль», — вспоминал Игманд.

Он шил всё: пальто, пиджаки, брюки для мужчин, женские вещи. Среди знаменитых клиентов портного были Михаил Ульянов и Юрий Любимов, Василий Ливанов и Вениамин Смехов, Александр Збруев и Александр Абдулов.

С начала 1970-х Александр Игманд стал личным портным Леонида Брежнева. Только ему Брежнев доверял подбирать гардероб.

Мы вошли в комнату и увидели, что нам навстречу идет Леонид Ильич Брежнев.
От неожиданности у меня появилась испарина. Но Брежнев тепло поздоровался с нами за руку и пригласил пройти. На столе у него лежали мои эскизы с приколотыми образцами ткани. Министр представил меня: «Леонид Ильич, этот тот самый художник, который вам понравился».

Александр Игманд

Автор: Ирина Малахова


Author: Administrator

8079 0 0
...

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Powered by CjBlog