Блоги на портале «Славия»

Star InactiveStar InactiveStar InactiveStar InactiveStar Inactive
 

Несмотря на февральские протесты и требование общественных организаций Эстонии закрыть в музее города Тарту оскорбляющую жертв Холокоста выставку «Моя Польша. Вспоминая и забывая», экспозиция остаётся доступной. Она работала до 29 марта включительно, а теперь на сайте музея появилось объявление о том, что 5 мая - накануне 70-летия Победы над фашизмом - состоятся «экскурсии по выставке «Моя Польша. Вспоминая и забывая» в 18.00 на русском языке и в 19.00 на английском языке».

Российские (не эстонские, заметьте!) СМИ осудили публичное оскорбление жертв Холокоста, а косвенно и само его отрицание, что позволили себе устроители выставки, оправдываясь свободой художника на самовыражение. Заклеймить заклеймили, а результат – игнор. А ещё журналисты писали, что скандал вызвал в эстонском обществе протест. Это – далеко не так. А вот обывательский интерес – да. В нормальном обществе и государстве интерес к представленным в Тарту «шедеврам» юмора первыми должны были проявить интерес не журналисты, а психиатры или прокуроры. Напомним: на фото Збигнева Либера за оградой из обвитых лианой бельевых верёвок (подобие колючей проволоки) стоят улыбающиеся узники концлагеря. А ещё на одном видеоролике – голые мужчины и женщины в «предбаннике» газовой камеры играют в салочки, на втором – 92-летний бывший узник концлагеря «освежает татуировку» с номером 80064.

К слову, гордящийся своим университетом Тарту считается столицей эстонской национальной духовности, читай: интеллектуального (наци)онализма. Ни один эстонский интеллигент, ни в городе, ни в стране, не осудил позорное «ЧП». Зато нашлись те, кто стал оправдывать цинизм и бескультурье. И это несмотря даже на то, что в Германии эти творения искусства запретили демонстрировать публично. Поразительно, но именно последнее стало фишкой местных СМИ, рекламировавших выставку.

Протест… ради констатации кощунства?

Естественно, еврейская община Эстонии откликнулась незамедлительно. Своё недовольство они изложили в письмах президенту Эстонии, министру культуры и ряду государственных деятелей. Председатель общины Алла Якобсон сказала:

«Вне зависимости от целей выставки, совершенно неприемлемо использовать для ”переосмысления” трагедии Холокоста видеозаписи, которые оскверняют память об убийстве сотен тысяч людей и издеваются над пожилым человеком, пережившим трагедию, а также экспонируют действия, схожие с экспериментами известного убийцы доктора Менгеле». 

Немедленно осудили кощунство также еврейская Община России и Центр Симона Визенталя, который занимается розыском нацистских преступников. Глава иерусалимского отделения этой организации Эфраим Зурофф заявил: «Холокост – не та тема, к которой можно относиться с юмором. И, уж конечно, не в странах, где местные коллаборационисты активно участвовали в массовых убийствах».

Еврейскую общину поддержали и местные мусульмане. В адресованном общественности страны письме исламская община Эстонии, словно извиняясь, заявляет: «Мы придерживаемся мнения, что Эстонское государство всегда поддерживало разные народы и их мирное сосуществование. Важно, чтобы в нашем обществе не углублялись бы межнациональные разногласия, а основной всех отношений были бы доверие и взаимопонимание».

Откликнулся и Антифашистский комитет Эстонии: «Глумлению над трагедией Холокоста в любой цивилизованной стране нет никакого оправдания. Однако, то обстоятельство, что организовавший кощунственную экспозицию музей является не частным учреждением, а одним из подразделений Министерства культуры Эстонии, бросает тень на всю эстонскую систему ценностей».

Неадекватный «стокгольмский синдром»

Но все эти правильные слова, в общем-то, так и остались словами. Сначала было объявлено, что требование еврейской общины закрыть выставку будет выполнено. Директор Тартуского художественного музея Раэль Артель заявила эстонскому телевидению: 

«Так как это вызвало большой резонанс и многие выступили с резкими заявлениями относительно этих работ, то музей больше не будет показывать эти видео. Мне кажется, что общество просто пока не готово обсуждать болевые точки истории на языке искусства, противоречивого и провокационного». 

В ответ глава еврейской общины Алла Якобсон сказала: «Я думаю, что нас услышали, потому что на сегодняшний момент это уже не проблема еврейского общины, это проблема эстонского общества».

Но очень скоро та же директор музея Раэль Артель, принеся формальные извинения, объявила, что спорные видеоролики «будут показывать только при желании посетителей в сопровождении поясняющих комментариев». (Ясно, что после такой «рекламы» отбоя не будет от желающих взглянуть на запретный плод). Поэтому после «выяснения отношений» странно звучат в обращении еврейской общины Эстонии к общественности такие слова: 

«Хочется верить, что инцидент, абсолютно не способствующий имиджу нашей страны за рубежом, не будет сведён к запрету на демонстрирования каких-либо конкретных экспонатов скандальной выставки. Надеемся, что наша позиция понятна как руководству Тартуского художественного музея, так и другим музейным, культурным, просветительским учреждениям, да и всему обществу нашей страны».

Читаешь и пожимаешь плечами: осталось только извиниться за беспокойство. Конечно, каждая национальная община вправе выбирать приемлемый для неё способ решения спорных вопросов и конфликтных ситуаций. Но данный инцидент касается не только евреев, а всего общества, если не человечества. Ведь в обращении еврейской общины отмечено, что речь идёт о трагических событиях, «масштаб которых превосходит рамки узконационального и имеет универсальное, общечеловеческое значение».

Русский страх в демократической Эстонии

Так что по большому счёту инцидент не исчерпан. И потому, что выставка так и не закрыта, на месте остаются и все скандальные экспонаты. И потому ещё, что общество, как эстонское, так и русское, выводов не сделало и осуждения скандала не добилось, да и, честно говоря, не добивалось его.

Что касается русских и русскоязычных организаций, то они, подавленные моноэтническим обществом и этнократическим государством, просто боятся издать лишний звук. Разве не возмутительно, что ни одно общество русской культуры, ни одна общественно-политическая организация не выступила с публичным осуждением не первого, кстати, в Эстонии, скандала с пересмотром итогов Второй мировой войны, героизацией проигравших ту войну, обелением неонацистов и эсэсовцев. Молчат русские правозащитные организации. Как стало привычным в последние годы воды в рот набрал и Координационный совет российских соотечественников Эстонии, претендующий на лидерство в русской и русскоязычной диаспоре, в эстонском сегменте Русского мира.

И это тем более странно, что «тартуская юмористическая выставка» – «это удар по интересам России». Так, в частности, сказал депутат Госдумы России Олег Михеев. Он заявил, что, Россия «внесла в победу над фашизмом самый весомый, оплаченный кровью вклад – 28 миллионов жизней наших соотечественников, среди которых было немало жертв концлагерей». А потому, по его мнению, преуменьшается роль России в победе над гитлеровской Германией и нацизмом. На этом основании российский депутат, ссылаясь на возможность привлечения согласно закону РФ иностранных граждан к ответу за действия, направленные против России, попросил генпрокурора Юрия Чайку проверить эстонскую экспозицию на соответствие Уголовному кодексу РФ.

Справедливости ради надо сказать, что и еврейская община, как правило, тоже безучастна к проблемам других национальных меньшинств Эстонии. Помню, весной 2007 года, защищавшая «Бронзового солдата» организация «Ночной дозор» возлагала огромный (в два метра диаметром) венок к ещё стоявшему на своём месте памятнику Солдату-Освободителю. Венок прислало из Днепропетровска еврейское общество участников боевых действий в Великой Отечественной войне. Еврейская община Эстонии от него открестилась.

Такое распыление усилий в борьбе с поползновениями агрессивного национализма и ксенофобии непростительно. Казалось бы, ясно, что с поднимающим голову неонацизмом в одиночку справиться нельзя. Только вместе. Но пока общество это не осознало. Антифашистский комитет Эстонии по сути состоит только из его председателя Андрея Заренкова, который время от времени выступает с заявлениями протеста. Не пора ли сделать эту организацию, если не массовой, то хотя бы авторитетной.

Разоблачать Зло, смеясь над его жертвами

Первой реакцией эстонского истеблишмэнта стал комментарий евродепутата, экс-министра иностранных дел ЭР Урмаса Паэта. Он считает, что тартуский художественный музей должен услышать тревогу еврейской общины и других членов нашего общества и внести коррективы в экспозицию и экспонаты, которые делают людям больно: «Убеждён: погибшие в XX веке в страшных муках и их близкие достойны эмпатии сегодняшнего общества Эстонии».

Нынешний министр иностранных дел Эстонии Кейт Пентус-Розиманнус тоже постаралась быть на высотe: «У искусства должна быть свобода выражения, но оно не должно никому причинять боль». Узнав, что музей удаляет экспонаты и принесены извинения, министр осталась весьма довольной. А то, что решено сохранить «показ, только при желании посетителей» никого уже не волновало.

Однако большинство известных представителей общественности промолчало. Даже не опасаясь потерять лицо. Член правления Эстонского музея современного искусства Андрес Хярм считает решение удалить с выставки два произведения «проблематичным прецедентом» и не считает эти экспонаты провокационными. «Мы должны говорить не столько о границах искусства, сколько о теме, которая так болезненно нас затронула – на самом деле есть темы, о которых в Эстонии не особенно хотят говорить или долго молчали, и это участие эстонцев в Холокосте», - сказал искусствовед. Странная логика у этого деятеля: разоблачать Зло, смеясь над миллионами его жертв!

Но, вообще, последнее утверждение сенсационное – до сих пор участие эстонцев в Холокосте публично отрицалось эстонскими политиками, в том числе и эстонскими депутатами в Европарламенте. Они громко возмущались, если им напоминали неприятные страницы собственной истории. Напротив, это не помешало несколько лет назад бывшему министру культуры Рейну Лангу отпраздновать свой юбилей в том же Тарту, в пивном баре, который во всю стену украшал огромный нацистский стяг со свастикой. Он же заявил теперь, что «настоящее искусство заставляет говорить о себе, и то, что от него кто-то чувствует себя задетым, это – обычное явление. Однако это не означает, что художник не должен нести личную ответственность за своё произведение». Но в чём эта ответственность заключается, если экс-министр полагает, что «такие вещи должны выяснять между собой музей и еврейская община»? А других, в том числе эстонцев, это не касается? Получается, что главное – умыть руки и исходить из принципа: собака лает, а нацистский караван идёт дальше.

За несколько дней до скандала директор музея Раэль Артель благодушно заявляла эстонскому ТВ: «Мы всё-таки должны понять, что это – художественный музей, и мы показываем искусство. Мы имеем дело с художественным самовыражением. У нас нет цензуры». Это ли не образованщина и бескультурье! Но таковы же будет мнение директора музея, если карикатурно изобразить, кстати раздуваемую эстонской пропагандой трагедию с выселением эстонских крестьян, а также сотрудничавших с нацистами лиц и крестьян-кулаков, которых в 1949 году отправили в теплушках в отдалённые районы СССР?

И совсем дикое заключение сделал после разразившегося скандала автор «непонятых людьми» картин – польский художник Артур Жмиевски: «Я отвечу просто. Вместо трупов — у нас живые люди. Вместо трагедии — у нас жизнь. Вот и весь смысл». 

Это – не клиника?

«Фашистская идеология – весьма невинна»

Но всех переплюнул окунувшийся в политику филолог-семиотик и член ультранационалистической партии IRL Михаил Лотман, кстати, сын знаменитого советского филолога Юрия Михайловича Лотмана. Он высказался по поводу скандала в личном блоге особо цинично: мол, это – «наш холокост-скандальчик». Вот выдержка: 

«Поскольку всегда стоял за свободу слова, не вижу никакой причины для вмешательства властей в процессы культурной жизни. Всё, что не запрещено, не запрещено, и к счастью рассмотрение холокоста не регулируется законом. Другое дело – разжигание ненависти, но с этим можно справиться и без холокоста. И вообще, кончайте заниматься ерундой, неужели нет вещей важнее? Но дело всё же продвигалось и чувствуется, что у многих действительно нет более важных дел. Алла Якобсон, которая, кажется, сама на выставке не была, несколько раз с негодованием выступала от имени еврейской общины Эстонии, протестуя демонстрацией двух экспонатов. Друг Эстонии Эфраим Зурофф не устоял перед соблазном взять слово по такому праздничному случаю». 

И разве это тоже не клиника?

Стоит пояснить, что злая ирония в отношении г-на Зуроффа особенно пошлая, так как над ним, ведущим поиск по всему миру, и в Эстонии тоже, избежавших наказания нацистских преступников, открыто высмеивают местные ультранационалисты и ведущие эстоноязычные СМИ. Михаил Лотман вспоминал как-то, что был в детстве хулиганом и заявил, что гордится этим. Увы, к старости хулиган стал «коллаборационистом».

Не видят в Эстонии проблемы и в приуроченном к годовщине Эстонской республики вызывающем в Европе и США известные ассоциации факельном шествии, которое провела 24 февраля национальная молодёжная организация «Синее пробуждение» (Sinine äratus) во главе с председателем правления этого местного «гитлерюгенда» Яаком Мадисоном. Он только что избран в эстонский парламент и ту же выяснилось, что два года назад он писал: «Особого внимания заслуживает, с моей точки зрения, фашистская идеология, которая по своей сути, весьма невинна, но которую представили как воплощение сатаны».

Затем в интервью «Дельфи» он сказал: «Естественно, есть люди, толкующие факелы и факельные шествия в какой-то связи с нацизмом, точно так же, как если мы хотим, чтобы в Эстонии был только один государственный язык – эстонский, что может быть сразу истолковано, как русофобия или человеконенавистничество, что не соответствует действительности». И ещё: «Мы же не тестируем кровь... Эстонец для нас тот, кто уважает эстонскую культуру, живёт здесь и выучил эстонский язык, является эстонским патриотом, гражданином ЭР и честным человеком. Тогда лозунг ”За Эстонию эстонцев!” против него не направлен». 

То есть, кто не с нами, тот против нас! И, наконец, такое же белое и пушистое, ну, совсем безобидное: «Речь должна идти об объединяющем мероприятии в годовщину республики, и мы, разумеется, не разжигаем никакой вражды».

Это – на одной чаше, а вот, что на другой. «Синее пробуждение» - молодёжная структура ультранациоалистической Консервативной партии Эстонии. Существует письмо Эфраима Зуроффа, который напоминает, что один из лидеров этой партии Мартин Хельме отличился высказыванием «чёрному укажи на дверь», а «сама партия имеет в своих рядах ветеранов СС и отрицателей Холокоста». И ещё, утверждается, что представители этой партии принимают участие в печально знаменитых ежегодных крайне правых слётах в Синимяэ, где чествуют ветеранов 20-й Эстонской дивизии СС, и предупреждает, что в таллинском шествии намерены принять участие и «представители балтийских ультраправых организаций "Visu Latvijai" и "Tautininku Sajunga", а также представители шведской неонацистской организации "Nordisk Ungdom" (известной своими нападениями на иммигрантов).

И снова: озабочены происходящим не в самой Эстонии, а российские СМИ и Эфраим Зурофф, приехавший по этому поводу из Израиля в Таллин.

Центр досуга на костях жертв Холокоста

Сегодня любят оправдываться тем, что придраться к таким пахнущим неонацизмом словам трудно. Отсюда и такое общественное спокойствие, никакая реакция на активизацию осмелевших неонацистов. Неужели надо ждать, когда появятся новые пародии на Холокост, и, если кто-то вздумает публично протестовать, а им займутся уже не националистические СМИ, а новоявленные штурмовики XXI века? И это вовсе не кликушество.

Слабое сопротивление таким проявлениям неонацизма – налицо. И это только прибавляет смелости уже совсем обнаглевшим русофобам и неонацистам. Между тем, антинацистское сопротивление в Эстонии, осуществляющее пока, в основном, лишь мониторинг пронацистских проявлений, страдает организационной слабостью. Что касается общественности, то её смелость половинчатая и порой двусмысленная.

Пример этого – создание в небольшом эстонском городе Кивиыли мощного и на самом деле аттрактивного Центра… приключенческого туризма. Он создан рядом с бывшим сланцехимическим предприятием на месте золоотвала (в народе – «Коксовая гора»). Её высота – почти двести метров. Центр предлагает много развлечений. Зимой – горнолыжный спорт, походы, летом – экзотические аттракционы, автосафари, велосипедные кроссы. Гордятся и международными соревнованиями по мотокроссу. Центр рассчитан на 80-100 тысяч посетителей в год, обеспечивает работой жителей города, который почти опустел после закрытия градообразующего завода.

И всё бы хорошо, если не одно обстоятельство. В годы последней войны в городе располагался немецкий концентрационный лагерь, а рядом с Коксовой горой – место захоронения около шести тысяч жертв, в основном, евреев. Об этом напоминает маркер у дороги, стоящий у подножия горы.

Но об этой трагической странице почти вековой истории горы получасовой рекламный видеоролик туристического Центра даже не упоминает.

За скромным памятником ухаживает и местный Союз ветеранов войны и труда, который возглавляет Саркис Татевосян. Он не перестает ставить вопрос перед местной властью, государственными учреждениями и общественными организациями о совместимости Центра приключенческого туризма с местом захоронения такого огромного числа жертв, то есть и о забвении Холокоста. Конечно, не всё так просто. Ведь невозможно представить ликвидацию туристического Центра. Его создавали последние 12 лет на деньги Евросоюза. С другой, нет желания найти компромисс, чтобы совместить новострой с памятью о жертвах концлагеря.

Упрощение ситуации удивляет. Проще, оказывается, смириться. Местный журналист Самуэль Голомб считает созданный Центр… лучшей памятью о жертвах: «Люди, которые нашли смерть в круговороте войны, наверняка, желали видеть нас – новое поколение – счастливыми и в здравии». А вот мнение директора туристического центра Янека Маара: «Теперь, когда мы хотим оживить угасающий город, вдруг возникает проблема массовых захоронений (хотя ни одного доказательства этому нет)».

Саркис Татевосян сообщил автору этих строк, что еврейская община уезда Ида-Вирумаа в своё время дала согласие «на строительство центра в обмен на разрешение установить еврейский памятник-маркер». То есть отдельный от советского памятника, посвящённый всем жертвам нацистского лихолетья в Кивиыли. Кстати, он сказал, что «руководство города в 1993 году сломало старый памятник и поставило новый с циничной надписью: «Всем враждовавшим и захороненным здесь». То есть приравняли изуверов с их жертвами.

Татевосян «раскопал» в архиве послевоенные фотографии массовых захоронений и первых крестов, установленных у подножия Коксовой горы. Так что дело не в Центре приключенческого туризма, а в отсутствии желания найти документы и найти достойное нравственное решение непростой проблемы. Но получается, что проще отмахнуться и забыть про шесть тысяч жертв германского нацизма.

watermark.jpg

На послевоенных снимках видны первые кресты на могилах у подножия Коксовой горы. Фото из Госархива Эстонии.

http://www.newsbalt.ru/detail/?ID=16420

Add comment

 


Security code
Refresh

Читайте также:

Вход на сайт