Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
Administrator
Автор - Administrator. Опубликовано в История России, 17 июля 2012.
Hot 1069 посещений 0 favoured
«Священный союз» Автор: Бок Йоган Карл (нем. Bock Johann Carl)

 

«Священный союз» Автор: Бок Йоган Карл (нем. Bock Johann Carl)

«Священный союз» Автор: Бок Йоган Карл (нем. Bock Johann Carl)

Размер: 47,7 x 37,7 см. Техника: Гравюра на меди. Время создания: 1813

Местонахождение: Городской исторический музей г. Лейпцига

Страна: Германия

Надпись на гравюре: DER HEILIGE BUND. Drei Völkerhirten reichten sich die Hände Und was beschwor, was fordert' ihr Verein? Dass ohne Wiederkehr das Reich des Frevels ende, Und Recht und Friede solen seyn.

Александр стремился к воссозданию европейского общества на основаниях высокой евангельской нравственности.

Надлер Василий Карлович.Император Александр I и идея Священного союза. Том V. ― Рига 1892 С. 457


В то время, как представители великих и мелких держав Европы составляли в тайне грозную коалицию, направленную против действительных победителей Наполеона и освободителей народов, император России, преисполненный по прежнему духом истинной христианской любви и беспристрастного миролюбия, направлял все свои усилия к тому, чтобы сблизить вновь членов великого, разрозненного союза и тем самым предупредить самую возможность каких бы то ни было разногласий и осложнений. В последний день истекающего 1814 года император обратился с особым посланием к своим союзникам: императору Австрийскому, королю Прусскому и принцу регенту Английскому. Он напоминал им в нем о тех принципах полной откровенности и безграничного доверия, которым обязаны были они своими успехами в минувшей войне, и убеждал их держаться и впредь во всех своих действиях этих принципов. Союзные государи должны были утвердиться, по его мнению, на незыблемых основах общей им всем христианской религии, на этом единственном прочном основании как государства, так и общественного строя. Лишь при этом в состоянии будут братья монархи очистить и возвысить правила своей государственной мудрости, утвердить взаимные отношения и счастье народов, вверенных им Провидением. Император указывал вслед за тем на те условия, следуя которым, возможно было, по его мнению, укрепить взаимные отношения между государствами, упрочить связи объединения, завершить дело общего умиротворения, доставить народам спасительное утверждение их религии, их мнений и их национальности. Нетрудно догадаться, из какого источника черпал император эти условия. Этим источником являлось для него божественное откровение. Александр предполагал, что международные отношения, равно как и внутренняя политика государств, должны руководствоваться одними и теми же принципами евангельской любви и братства.

Всматриваясь в содержание этого замечательного документа, мы не можем признавать его чем либо иным, как прямым и естественным проявлением тех религиозно нравственных начал, за развитием которых в императоре Александре мы следили в течение всего нашего труда. Мы видели, что эти начала возникли в душе Александра, помимо всяких посторонних влияний, единственно под воздействием тех великих и грозных событий, которыми испытывало, возвышало и очищало его Божественное Провидение, начиная с того момента, когда бесчисленные полчища Наполеона нахлынули на Россию. Мы видели, что Александр почерпнул в годину тягчайшего испытания ту внутреннюю силу, которой никто не отваживался предполагать в нем, которая изумила и спасла мир из того вечно живого источника спасения, который прежде оставался для него чуждым, вследствие его воспитания, из той книги книг, которую впервые взял он в руки в тот ужасный момент, когда торжествующий неприятель стоял в центре его империи, когда пламя пожирало древнюю столицу его предков. В этом источнике Божественной Премудрости почерпнул Александр ту гигантскую мощь духа, которая спасла Россию и Европу, поставила его самого на верх величия и славы. Мы видели, что император остался верен своим убеждениям и среди торжеств победы, неслыханной в летописях мира. Великие успехи ни мало не поколебали равновесия его духа, упоение славы, фимиам лести, воскуриваемый ему со всех сторон, не развили в нем духа самомнения и суетного тщеславия. По-прежнему действовал он в духе христианской любви и прощения, по-прежнему смотрел на себя лишь как на орудие Провидения и, не задумываясь ни на минуту, отклонял все предложения, льстившие его самолюбию. выставлявшие его спасителем и благодетелем человечества. В Париже государь явился ходатаем и защитником побежденной Франции, он положил предел непомерным требованиям своих союзников и показал им, что несправедливо отождествлять нацию с ее тираном. Наконец, в Вене, когда державы, собранные для дела мира, готовились возжечь новую, братоубийственную войну, Александр один напоминал им о великих принципах взаимного доверия и, убеждая их утвердить свой союз на основах христианской любви, показывал тем самым, что он остается незыблемо твердым в своих убеждениях, что, освободив Европу от тирании Наполеона, он стремился к воссозданию европейского общества на основаниях высокой евангельской нравственности.

Другие историки не допускают, как известно, этой неуклонной последовательности в действиях императора. Основываясь на слабохарактерности Александра, на впечатлительности его натуры, на его податливости посторонним влияниям, они усматривают в его деятельности лишь целый ряд колебаний, подъемов и понижений духа, вызываемых каждый раз каким-нибудь личным, случайным влиянием. Александр, утверждают они, нуждался постоянно в крепкой опоре; предоставленный самому себе, он впадал в малодушие, поддавался искушениям и становился в противоречие с самим собою и с своими руководящими идеями. Он близок был к падению, говорят нам, в 1812 г., и только могучая рука Штейна удержала его тогда на краю пропасти. В Париже он попал под влияние Талейрана и, опутанный его интригами, дал свое согласие на необдуманную реставрацию Бурбонов, осуждаемую в душе им самим, гибельную для Франции и крайне опасную для Европы. В Германии император подпал, по-видимому, окончательно под влияние мистиков. В Пулавах он был обойден и обманут польскими интриганами и обольщен польскими красавицами. И если в Бадене он мечтал о воссоединении всех христианских народов на основах евангельского учения, освобожденного от всякого конфессионального различия, то в Пулавах он дал необдуманное обещание восстановить Польшу, это старое гнездо католицизма, ограниченного аристократизма и фанатической нетерпимости. Наконец, в Вене, где все по наружности преклонялось пред императором, где лесть, интрига, искушения окружали его на каждом шагу, Александр увлекся вихрем окружавшего его потока, изменил самому себе и своим убеждениям, отдался всецело чарующему обаянию красоты и чувственного наслаждения. В погоне за удовольствиями, в стремлениях удовлетворить свое тщеславие и властолюбие, он подчинился злому гению своей юности, князю Чарторижскому и, преследуя под его влиянием свои польские иллюзии, не хотел слушать предостережений своих мудрейших и вернейших советников. Одним словом, Александр был близок к новому падению, но он был удержан и спасен от него могущественными влияниями, пришедшими к нему на помощь из лагеря тех религиозных энтузиастов, представителями которых являлись немецкий философ Франц Бадер и восторженная пророчица ф. Кридинер, действовавшая на государя через посредство девицы Роксандры Стурдзы.

Не будем останавливаться на всех этих обвинениях. Предшествующее наше изложение достаточно показало уже нам всю их односторонность и преувеличенность... 


Administrator

Author: Administrator

7309 0 0
...

У вас нет прав оставлять комментарии. Комментарии могут отставлять только зарегистрированные пользователи

Powered by CjBlog

вход на сайт