Блоги на портале «Славия»

Рейтинг:  4 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активна
 
Димитрий КЛЕНСКИЙ
214 посещений 0 favoured
Советские истребительные батальоны – «черное пятно» эстонской истории, а немецко-эстонские карательные – «гордость нации»

 

В Эстонии давно героизируют эстонцев, воевавших на стороне Гитлера, пусть даже в форме СС. При этом в упор не видят Красную армию и тех эстонцев, которые воевали на стороне союзников СССР по антигитлеровской коалиции. Традицию нарушил журнал Kultuur ja Elu («Культура и жизнь»), считающий себя рупором национальной культуры.

Издание не просто рассказало об истребительных батальонах, созданных в первые недели Великой Отечественной войны для обеспечения безопасности в тылу Красной Армии и в которые эстонцы вступали добровольно. Оно признало их позором Эстонии.

Волей-неволей стал карателем и героем

Надо признать, с Красной армией и союзниками по антигитлеровской коалиции воевали не только из-за ненависти к новой власти и России, но и из мести. Так, по воспоминаниям ветерана 20-й дивизии Ваффен СС (Эстонская) Харальда Нугисекса он сразу присоединился к гитлеровцам, когда увидел сожженный бойцами советского истребительного батальона хутор дяди, к тому же ими и расстрелянного. Да, война страшна и несправедлива и к людским судьбам. Но эстонская государственная пропаганда из-за лютой русофобии не позволяет себе быть объективной. Об этом говорит и учрежденный в Эстонии в 2001 году нагрудный знак «Надломленный василек» (василек — национальный цветок эстонцев). Официально он присуждается жертвам «коммунистического или нацистского насилия», тем, «кто действовал во имя идей Эстонской республики, кто был в нарушение международного права депортирован…» Упомянутый Харальд Нугисекс был перед смертью удостоен, как медали «Благодарность эстонского народа», так и знака «Надломленный василек». Награждавшие знали, что до службы в Ваффен СС, «герой» служил карателем на территории Ленинградской области в составе сформированного из эстонцев-добровольцев полицейского батальона Вермахта. Примечательна обида награжденного: «Шесть или семь раз меня представляли к награде, но каждый раз мое имя из списка пропадало. Когда президент Мери вручал мне знак «Надломленный василек», он только пожал мне руку и сказал, что, к сожалению, не может вручить мне орден — западные страны не поймут».

Поражает цинизм власти — бывшего карателя награждают за жертвы, к которым он имеет прямое отношение и в память которых и был учрежден знак. Во время похорон эсэсовца, причисленного к борцам за независимость Эстонии, глава военизированного добровольческого объединения Kaitseliit («Кайтселийт»), бригадный генерал Меэлис Кийли сказал: «Жизненный путь Харальда отражает сложную историю Эстонии двадцатого века. Волей-неволей он служил в иностранных вооруженных силах, а позднее он и его близкие были репрессированы советским режимом».

Волей-неволей стал карателем? И потому в траурной церемонии приняла участие вся военно-политическая элита страны, которую провела Эстонская евангелическо-лютеранская церковь. В честь ветерана-эсэсовца был выстроен Почетный караула. После кремации его прах был захоронен в стене церкви.Поразительное двуличие! Даже, если бы было стопроцентной правдой жестокость истребительных батальонов, бойцы которых в условиях войны и бандитизма «лесных братьев», разумеется, не были ангелами, то, как можно возвеличивать эстонцев-карателей и эстонцев-эсэсовцев, у которых руки по локоть в крови мирных жителей? Эстония быстро научилась двойным стандартам у Запада, принявшего ее в свои ряды с распростертыми руками.

С кем воевали истребительные батальоны?

В последнем номере журнала Kultuur ja Elu огромная статья посвящена истребительным батальонам, и воевавшим в них, по сути, ополченцам. Автор статьи, историк Ханнес Вальтер призывает объявить их военными преступниками, а деятельность самих батальонов «черным пятном» в эстонской истории. Он пишет, что истребительные батальоны приняли тактику «выжженной земли» и жестокого террора в отношении мирного населения.

Историк считает, что в Москве поняли: с началом войны рухнул миф о «монолитности братских народов». Он приводит пример, как еще до прихода немцев литовские «партизаны» и украинцы-бандеровцы освободили соответственно Каунас и Львов. При этом о том, как в одночасье ими безнаказанно были массово уничтожены евреи, эстонский историк, естественно, не сообщает. Он не считает нужным упомянуть и то, что вытворяли при отступлении Красной Армии сами немцы и предложившие им свои услуги местные националисты, которые, например, в Пярну отличились такими погромами против евреев, что даже немцам пришлось охлаждать пыл местных патриотов.

Поэтому люди, знающие историю, посчитали, что данная истребительным батальонам характеристика относится как раз к «лесным братьям», которые запомнились в народной памяти зверствами и жестокостью. Это относится и к подчинявшимся Абверу подготовленным перед войной в Финляндии разведывательно-диверсионным группам Erna («Эрна»). Они забрасывались в тыл отступавшей Красной Армии, и наносили из-за спины существенные потери.

В этой ситуации истребительные батальоны и защищали отступавшую Красную Армию от «лесных братьев», не принявших советскую власть и ушедших в леса с целью убивать «русских солдат» и «продавшихся красным» эстонских коммунистов и советских работников, членов их семей. Рассказывали, что на груди своих жертв они вырезали букву «Е» (первая буква названия диверсионных групп, между прочим, укомплектованных эстонцами).

При этом историка Вальтера возмущает приказ от 5 июля 1941 года (уже идет война!) командующего советской 8-й армией, генерал-майора Ильи Любовцева, который обязывал расстреливать на месте всех, кто занимался «бандитизмом» (закавычено историком Вальтером, поскольку считал бандитов партизанами — «народными мстителями»). Также приказывалось отдавать под военный трибунал тех, кто не желал работать, конфисковывать недвижимость дезертиров, их семьи — арестовывать.

А что еще должна была предпринимать власть, тем более в условиях войны?! В Эстонии действовало несколько истребительных батальонов, включая отступавшие из Латвии. Они подчинялись НКВД и создавались по постановлению советского правительства с целью борьбы с диверсантами, парашютистами, шпионами, ставленниками и пособниками гитлеровской Германии, а также с дезертирами, бандитами, спекулянтами, мародерами, паникерами. Это обеспечивало поддержание государственного, внутреннего и общественного порядка. Кто воевал в истребительных батальонах?

Всего в созданных в Эстонии истребительных батальонах воевало от 6 до 7 тысяч мужчин и женщин, в основном, эстонцев. В живых из них остался лишь каждый пятый.

Эстонский историк насмехается над уровнем военной подготовки и личным составом батальонов. Он, ссылаясь на воспоминания милиционера города Валга Йоханнеса Кийвита, пишет, что рядом с милиционерами, комсомольцами, партактивом советских служащих «вдохновенно воевал бродяжный и криминальный элемент, вступление в батальон открывал двери тюремных камер для легального грабежа и насилия». Мол, привлекали в батальоны всякий сброд посулами — в случае отступления из Эстонии за ее пределы уйдет только регулярная армия, но не истребительные батальоны. Командиры не владели эстонским языком, а потому они ставили во главе отделений русских, проживавших в Печорах, но которые не имели армейской подготовки.

Пытаясь представить на страницах журнала Кultuur ja Elu истребительные батальоны преступными монстрами, историк приводит в доказательство отобранные им строки из воспоминаний ветеранов, считая их трусами, поскольку главное их работа сводилась по его мнению к истреблению.

Эльмар Миллерт из уезда Тартумаа: «… было приказано уничтожить совхозный скот и сделать несъедобным его мясо. Так и поступили: расстреляли молодняк из револьверов и облили керосином». Херманн Виснапуу из города Тарту: «Были уничтожены все склады, аппараты и подвижной состав, все, что нельзя было эвакуировать, уничтожалось, даже железнодорожное полотно». Приводятся и выжимки мемуаров, названные историком саркастически «боевыми действиями». Рихард Пау из уезда Тартумаа: «… бандит Эмиль Партс (сын полковника) появился в имении Табавере и мы его там поймали. Во время допроса мне и моему товарищу приказали выкопать в лесу могилу, к которой и привели Партса. Завязали ему глаза сине-бело-черным флагом (эстонский национальный флаг-триколор — прим. Д.К.), засунули еще несколько флагов ему за пояс и после полуночи расстреляли его. Могилу хорошенько зарыли».

В этих «доказательствах» видна и классовая вражда, что, кстати, многое и объясняет. Но вот беда — опубликованные журналом отдельно подробные воспоминания двух бывших бойцов истребительных батальонов опровергают ту уничижительную оценку, которую дал Ханнес Вальтер истребительным батальонам.

Создав такой тенденциозный фон, историк не обходит вниманием и персоналии — он иронизирует над тем, что в современной Эстонии «незаслуженно забыты» деятели культуры и «гуманисты», которые служили в этих «позорных» истребительных батальонах. Вот их имена. Писатели и поэты Пауль Куусберг, Уно Лахт (служил вместе с отцом), Март Рауд, Ральф Ронд, Луизе Вахер. Художники Каарел Лийманд и Эско Лепп. Режиссер и общественный деятель Каарел Ирд. Литературные критики Макс Лаоссон и Эндель Сыгель. Известный спортсмен и спортивный журналист Фридрих Иссак.

Большинство из них составляют элиту эстонской советской интеллигенции и потому ясен смысл такой сервировки фактов. Это — попытка дискредитировать не только этих деятелей культуры, но прежде всего, очернить советский период эстонской истории и оставить о нем извращенное представление у нового поколения.

Как поверженные каратели реванш взяли

Ни одного слова не упоминает историк о боевых действиях истребительных батальонов, их участии в героической защите Таллина, когда вместе с бойцами на поле боя погибли их командир — капитан НКВД Михаил Пастернак и комиссар — секретарь ЦК Компартии Эстонии Феодор Окк.

Напрашивается историческая параллель. Когда немцы наступали в первую мировую войну на Таллин, в его обороне, да и всей Эстонии, не участвовали националисты. Столицу 23 февраля 1918 года защищали только красноармейцы и коммунисты, среди них и 25-летняя Алисе Тислер, член Таллинского комитета РСДРП (б). Она была ранена в правую руку, но продолжала стрелять, пока не была убита. Именно этот бой, позволил эстонским политическим деятелям напечатать и объявить на следующий день, до вступления немцев в Таллин, знаменитый Манифест «Всем народам Эстонии». Этот день стал национальным праздником — Днем независимости.

Кстати, в Манифесте, обращенном ко ВСЕМ (!) народам страны, декларировалось то, от чего сегодня, накануне столетия государства, Эстония во многом отказалась. Это — стремление к полному нейтралитету, сокращение армии до размеров, необходимых лишь для поддержания общественного порядка, равенству всех граждан ЭР, их защита законами и судами независимо от вероисповедания, национальности и политических взглядов, право всех национальных меньшинств на национально-культурную автономию. Фактически сегодня государство отказалось от учета в политике многонациональности страны — страной правит этнократия, которая осуществляет в соответствии с принятыми законами политику моноэтнизма. В XXI веке!

Именно для этого и необходимо Эстонии переписывание истории Великой Отечественной войны советского народа, взять шире — Второй мировой войны, что позволяет объяснять и оправдывать антироссийскую внешнюю политику Эстонии и русофобию — дискриминацию местных русских и русскоязычных, отторгнутых на окраины общественно-политической и социально-экономической жизни страны.

Увы, замешанный на русофобии патриотизм начинает превращаться в naziонализм, ростки которого готовы при благоприятных для этого условиях дать всходы или подобно тлеющим уголькам легко воспламениться.

Наглядной иллюстрацией этого процесса стало новое увлечение — создание музеев боевого пути и славы гитлеровцев в Эстонии, реставрация боевой техники Вермахта. Недавно местные СМИ живописали, как житель Эстонии Айвар Педая нашел «останки» немецкого танка StuG 3 и намерен восстановить его в первозданном виде…

Просвещенная часть эстонского общества молчит по поводу происходящего, но уже не потому, как раньше, из страха быть обвиненными «красными профессорами» или «рукой Москвы», а потому, что смирилась и приняла naziоналистическую и русофобскую идеологию нового, якобы, независимого Эстонского государства.

Журнал Kultuur ja Elu традиционно переписывает историю и проповедует русофобию. Вот такая в Эстонии культура, такая жизнь. Не за это воевали истребительные батальоны. За это воевали карательные батальоны.

ИА REGNUM.


Димитрий КЛЕНСКИЙ

Author: Димитрий КЛЕНСКИЙ

291 0 0
...

У вас нет прав оставлять комментарии. Комментарии могут отставлять только зарегистрированные пользователи

Powered by CjBlog

Читайте также:

вход на сайт